неутверждённый перевод

 Тексты для Взрослых Детей

ШАГ ПЕРВЫЙ

(Скачать файлом тут )

Мы признали свое бессилие перед последствиями алкоголизма или другой семейной дисфункциональности, что наша жизнь стала неуправляемой.

Кто-то в конце концов это написал

Когда я впервые прочитал список шаблонов поведения взрослых детей, я почувствовал себя гулко звенящим колоколом. Внешне я был спокоен, но внутри у меня все вибрировало. Я не мог поверить в то, что читал. Я помню, что я загораживал экран и озирался, чтобы проверить, не стоит ли кто-то у меня за спиной и не читает ли мою электронную почту.

Я даже, должно быть, потер пальцами страницу, чтобы дотронуться до напечатанных слов, такими настоящими они мне казались. Слова о привычке безжалостно осуждать себя, быть угодником описывали мой образ мыслей и поведение предельно понятным мне языком. Я не мог отрицать этого. В детстве меня грубо ругали, я подвергался насилию. Меня никогда не слушали. И сейчас кто-то, кого я никогда не видел, даже не будучи знакомым со мной, взял и изложил то, что я думал и чувствовал. Пока я не пришел в ВДА, я всю свою жизнь осуждал себя, выносил себе приговоры и чувствовал очень плохо. Я принимал наркотики и отвратительно вел себя, чувствуя себя потерянным. Впервые я прочел список особенностей взрослых детей 20 лет назад. С тех пор я держался за ВДА. Описанные в списке черты и Двенадцать Шагов подарили мне новую жизнь и помогли обрести любовь к себе.

Мое тело помнит о том, что случилось

Прошло много времени, прежде чем я начал понимать услышанное на собраниях ВДА. Список шаблонов поведения из 14 пунктов много значил для меня, и я быстро понял его суть. Но все фразы о стыде и чувстве покинутости проскакивали мимо меня в течение месяцев, если не лет. Я мог восстановить механизмы насилия надо мной, они состояли в том, что мой отец при мне обзывал мою мать грубыми словами, также мой отец избил меня, когда мне было четыре года. Я даже видел в детстве кровь и выбитые зубы, когда мой агрессивный отец избивал людей дубиной и пустой пивной бутылкой. Но чувства, вызванные этими сценами, долгое время не проявлялись во мне. У меня было такое оцепенение, я был так подавлен, что я не мог связать ужас, который я должно быть почувствовал, с этими воспоминаниями.

Мне помог консультант, который предложил мне не спешить, когда я рассказывал ему о сцене насилия в мой семье. Я почувствовал разницу между тем, когда я рассказывал свою историю быстро, не описывая свои чувства, и когда я думал о том, что говорил. Моя собеседница сказала мне, что у меня было пост травматическое стрессовое расстройство. Я отнесся к этому скептически, но я понимал, что мои воспоминания были очень жестокими и что это не нормально. У меня был высокий порог чувствительности при столкновении с насилием, я ничего не чувствовал. Я также получил помощь из другого источника: кино. Я стал замечать, что у меня возникает напряжение и эмоции, когда я вижу в кино сцены насилия. Я не смотрю такие фильмы, но те несколько сцен, которые я видел по телевизору, начали запускать во мне чувства, которые были долгое время подавлены. Это произошло, когда Бог счел нужным. Когда я только пришел в Программу, я не был готов к таким чувствам, но теперь мое тело говорит мне о том, что произошло, и я могу справиться с этим.

Дар Двенадцати Шагов

Мой друг перестал посещать собрания ВДА, потому что он решил, что Двенадцать Шагов были продолжением дисфункциональной семейной системы. В его понимании Двенадцать Шагов представляли собой лишь список действий, необходимых для получения одобрения и приведения своего поведения к выработанным кем то стандартам. Но Анонимные Алкоголики не располагали Шагами в момент основания программы в 1935 году. Письменная версия Шагов появилась после того, как состоялись первые собрания, и являли собой попытку предложить, но не навязать принципы процесса выздоровления.

Кто то однажды спросил первую сотню трезвых алкоголиков из А.А., что они сделали особенного, что в итоге помогло им вырваться из мертвой хватки алкоголизма, заболевания, которое побеждало все врачебные и духовные инструменты в течение веков. Группа сказала, что они обсуждали эволюционный процесс своего выздоровления, а затем один из основателей А.А. Билл У. Записал процесс, который приводил к трезвости. Это и стало началом Двенадцати Шагов. Окидывая взглядом мой процесс выздоровления в программе Взрослые Дети Алкоголиков, я вижу, как Высшая сила направляла меня в работе по Шагам. Дар Двенадцати Шагов выразился в моей эмоциональной и духовной трезвости.

В борьбе нет ничего благородного

Я был в ситуациях, когда результат был бы лучше, если бы я просто сказал «Я не могу это сделать». Вместо этого я брался за невозможное, терпел неудачу, и изводил себя за это. Я мог действовать без отдыха, сна и пищи, зацикливаясь на своей задаче. Я неустанно перебирал в голове различные перспективы пока я не находил способ выполнить поставленную задачу.

Это истощало мою энергию, которая была мне необходима для выживания.

Я начал отдаляться от моих друзей и семьи. Как-то раз я сидел на ковре в своем рабочем кабинете дома и смотрел на кипы бумаг. Я не мог разобраться в бумагах и найти те, которые были мне нужны. Я не мог подняться с пола. Я мог только плакать. Я думал, что моя жизнь никогда не наладится, и хотел умереть.

Мой терапевт сказал: «Когда ты узнаешь, что не сможешь это сделать, ты получаешь шанс. До этого ты продолжаешь тратить энергию на новые попытки. Лучшее, что ты можешь сделать, это сдаться, признать свою жизнь неуправляемой, и понять, что ты сам не сможешь все это сделать».

Когда моя жизнь ухудшилась настолько, насколько это было возможно, я начал посещать ВДА. Я обнаружил, что я уже сделал Первый Шаг, когда сказал «Я больше не могу это продолжать. Я сдаюсь». Начиная с того момента моя жизнь стала улучшаться. Я достиг дна.

Когда вы сдаетесь во всех областях, это прекрасно, но в ВДА я узнал, что для меня лучше при этом знать свои способности и лимиты. Когда я не могу с чем- то справиться, мне просто нужно отпустить. Когда я вижу, как мои друзья продолжают борьбу, я не пытаюсь наладить их жизни за них. Когда они достигнут дна, они сдадутся и обратятся за помощью, как это сделал я. В конечном счете я пришел к выводу, что в борьбе нет никакого благородства. Я сдаюсь.

Я больше не могла справляться с этим одна

Я выросла, как мне казалось, в нормальной семье. Моя мать начала работать, когда я пошла в первый класс. Поскольку мои родители работали, я и две мои сестры должны были вести хозяйство. Я помню, что в то время мне не хотелось ходить в школу и уходить из дома. Когда я находилась в школе, мне хотелось вернуться домой во время большой перемены, чтобы убедиться, что все было в порядке. Я думала «Если я буду больше трудиться, мои родители будут больше заботиться обо мне. Я стану достаточно хорошей для того, чтобы меня любили». Но я никогда не чувствовала себя достаточно хорошей.

Когда я выросла, я стала учительницей. Поскольку я была одним из самых ответственных учителей в школе, мне поручали дополнительные обязанности и проблемных детей. В течение долгого времени я выполняла дополнительную нагрузку. Моя жизнь протекала между школой и домашними обязанностями. Я чувствовала свою значимость в результате того, что я делала. Работа стала моей сущностью.

Когда я осознала, что я больше не справляюсь со стрессом, я стала поднимать этот вопрос в школе. На меня не обращали внимания или говорили «ты отлично работаешь».

У меня начались приступы панического страха. Когда я начинала с детьми дополнительные занятия или беседовала с родителями по поводу успеваемости, у меня начинались сильные боли в грудной клетке, и я обратилась к врачу. Следующей ночью у меня случился сильнейший приступ панического страха, и я поехала среди ночи к моему молодому человеку.

Я пришла к своему психотерапевту и сказала «Я больше так не могу». Он спросил меня, что означает «так». Я не знала. По пути домой неожиданно мне пришло в голову, что «так» означает мой образ жизни. Я больше не могла продолжать так жить. Моя жизнь давно стала неуправляемой. Мне ничто не приносило радость. Я не видела будущего. Даже для того, чтобы поесть или привести себя в порядок, мне была нужна помощь.

Несмотря на то, что в моей родительской семье не было проблем алкоголизма, врач из программы реабилитации посоветовал мне сходить на собрание ВДА.  И я пошла на собрание. Поскольку я находилась в очень тяжелом состоянии, я сразу начала ходить на собрания. Там мне дали кое-что из литературы, и узнала себя в 14 характеристиках («описание проблемы»). Если где-то есть помощь, может быть, я обрету ее именно в программе ВДА, думала я. Я начала регулярно посещать собрания. С тех пор я испытываю огромную благодарность за эту программу.

Я рассказал Богу, что чувствую себя обессиленным

Когда я традиционно посетил родителей в конце недели, моя мать не была рада встрече со мной. Угодничество и поиск одобрения, обычно присутствовавшие в наших отношениях, остались в прошлом. Все надежды, что я смогу оправдать ее надежды, также покинули меня. Она была угрюмой, мрачной, стыдила меня. Возможно, она надеялась, что я сдамся и предприму попытку поднять ей настроение.

Много лет назад я планировал завести детей для того, чтобы они помогали мне и оправдывали мои ожидания, и таким образом я также надеялся обрести чувство целостности и самоуважения. У моих детей будет жажда жизни, которая поднимет меня на вершины блаженства, которые редко доступны людям. Я планировал, что меня будут обожать и причислят к рангу «носителей здравомыслия».

Моя мать, должно быть, в тот день смотрела на меня как на холодную и вялую лягушку. Мне было грустно, я чувствовал себя в ловушке, но я принял решение не поднимать ей настроение. Я рассказал Богу, каким беспомощным себя чувствую, и стал повторять Молитву об Умиротворении. Неожиданно моя мать оживилась, и я оживился тоже, почувствовав возможность быть счастливым, преисполненным радости, свободным. Здравомыслие пришло на смену болезни. Появилась ясность. На следующий день я до конца осознал, что произошло. Я поблагодарил мою Высшую Силу за случившееся чудо. Я понял, что мои прошлые попытки поднимать настроение моей матери лишали меня драгоценной энергии и опустошали меня. Я больше не верю в то, что способен поднять ей настроение. Не я был причиной недовольства моей матери.

Основная мысль Первого Шага

Эти составляющие передают основной духовный смысл Первого Шага в ВДА — бессилие, неуправляемость, признание поражения и умение отпустить. Шаг Первый требует от нас признать, что наша семья дисфункциональна и что эта дисфункциональность влияет на наши мысли и поведение во взрослом возрасте. Нам следует признать, что мы бессильны перед последствиями воспитания в дисфункциональной семье. Наша жизнь неуправляема несмотря на внешнюю самодостаточность. Социальный статус или компульсивная самоуверенность не тождественны выздоровлению. Мы должны признать, что воля, сила или решительность не способны устранить последствия воспитания в нездоровой семье. Мы не можем самостоятельно осознать это. Нам нужна помощь. Мы должны расстаться с иллюзией, что мы можем найти решение нашей болезненной ситуации рассудочным путем.

Составляющие Первого Шага также заключают в себе критически важную работу по отделению от семьи, которая необходима для обретения ясного понимания нашей жизни. Отделение от наших семей означает установление здоровых границ и устранение из нездоровых ситуаций и семейных кризисов, которые характерны для дисфункциональных семей. Часто случается, что взрослые дети ведут борьбу в рамках программы ВДА, так как у них не получается разорвать связь с деструктивными или манипулирующими родственниками. Мы не можем повзрослеть и обнаружить нашу истинную личность, пока мы вовлечены в семейную дисфункциональность, которая является опустошающей и нездоровой.

Отделение от дисфункциональной семьи является для нас здоровым актом самосохранения. Поступая так, мы свергаем власть семейной лжи. Мы утверждаем, что мы больше не будем поддерживать отрицание и играть дисфункциональные семейные роли. Это может показаться страшным, но мы опираемся на поддержку нашей группы ВДА.

Многие взрослые дети отделяются от своих семей с любовью, без отвержения. Им требуется время, чтобы сосредоточиться на себе и отделиться от силы тяготения дисфункциональной семьи. В нужный момент мы пересматриваем наши семейные отношения. Мы делаем выбор не общаться с некоторыми членами семьи, так как они воздействуют на нас опустошающе или нарушают наши границы. Другие родственники будут принимать нас и подбадривать на нашем пути, даже если они могут не понимать нас или не испытывать желания пройти этот путь вместе с нами. ВДА может улучшить наши отношения с семьей, так как мы знаем теперь, что мы не обязаны быть участниками системы дисфункциональных отношений в семье. Мы имеем право жить собственной жизнью.

Достигая дна

Выздоровление в ВДА начинается, когда взрослый ребенок сдается, просит о помощи и затем принимает предложенную ему помощь. Некоторые взрослые дети называют признание поражение «дном».

Взрослый ребенок может достичь дна еще до того, как он начинает посещать собрания, но это может произойти и после того, как он пришел в программу и начал выздоравливать по 12 Шагам. Некоторые члены ВДА достигают дна спустя годы после начала выздоровления. Достичь дна означает потерять все, что имеешь, или стать бездомным, оно может выразиться и в ощущении, как будто мы задыхаемся от нашей чрезмерной необходимости контролировать других. Дном в ВДА может стать и хроническое чувство одиночества, когда взрослый ребенок не чувствует радости и никогда не достигает полноценного контакта с окружающими. Многие взрослые дети становятся в буквальном смысле парализованными в выздоровлении из-за их неспособности отпустить и довериться себе или окружающим.

В других случаях дно может означать одержимость или нездоровую привязанность к другому человеку. Эта одержимость может быть такой сумасшедшей, что нам кажется, что мы потеряем рассудок, если этот человек не вернется в нашу жизнь. В то время как мы зацикливаемся на другом человеке, мы ощущаем боль, которая на самом деле представляет собой покинутость, вынесенную из нашего детства. Наша одержимость другим человеком — это повторное переживание первоначального разрыва связи с нашими родителями, которые нас не принимали или покидали в детстве. Душевная рана не излечивается ни таблетками, ни наркотиками, ни сексом, ни другими развлечениями. Если даже мы переживем эту одержимость, мы скорее всего повторим ее в наших следующих отношениях, до тех пор, пока мы не попросим о помощи и не смиримся с наличием этой раны. Шаги ВДА лечат эту рану и исцеляют нас милостью Высшей Силы.

Любое дно предназначено для чего-то, любое дно может стать отправной точкой для новой жизни. У нас есть надежда. Исцеление возможно.

Признание поражения означает, что мы преисполняемся желания делать все возможное для выздоровления, обретения умиротворения и душевного покоя в нашей жизни. Мы полностью признаем поражение и расстаемся с мыслями о том, что мы можем «наладить» чью то жизнь или кого то контролировать. Нам начинает хотеться посещать собрания, работать по Программе 12 Шагов, чтобы сломать стену отрицания семейной дисфункциональности. Интересно заметить, что по оценкам до 50% взрослых детей алкоголиков отрицают или отказываются признать наличие проблемы алкоголизма в своей семье. Взрослея в дисфункциональной семье, мы теряем чувствительность к последствиям алкоголизма, насилия или недостатка доверительных отношений.

Выздоровление от последствий алкоголизма и воспитания в дисфункциональной семье представляет собой процесс, а не одномоментное действие. Нам следует быть терпеливыми с самими собой. Мы должны стараться быть честными в отношении нашего собственного поведения и мышления, выработанного в процессе воспитания в семье. Если вы оказываетесь на собрании ВДА, возможно, что это не случайно. Скорее всего, вы не единственный член вашей семьи, испытывающий трудности в отношениях, на работе, и в других областях вашей жизни. Ваша семья не единственная, кто борется с отрицанием и молчанием, разбивающим сердца. Мы обнаружили, что семейная дисфункциональность — это заболевание, которое воздействует на всех членов семьи. В каждом из членов такой семьи в отдельности это заболевание поражает тело, разум и дух. Заболевание семейной дисфункциональностью передается окружающим и очень привязчиво. Это прогрессирующая болезнь. Наши отношения становятся более травматичными, контролирующими, или изолирующими, в зависимости от протекания заболевания. Наша зависимость от работы, секса, денежных трат, еды, голодания, наркотиков, азартных игр также прогрессирует, в зависимости от протекания заболевания.

Более того, это заболевание является наследственным. Это означает, что личностные черты и образ мышления, которые есть у вас сейчас, были переданы вам из поколения в поколение. Облегчение наступает, когда мы выполняем работу по Шагам, посещаем собрания по Двенадцати Шагам и ищем волю Высшей Силы. Признавая наше бессилие перед последствиями семейной дисфункциональности и то, что наша жизнь стала неуправляемой, мы готовы перейти ко Второму Шагу.

Находясь на старте

Когда возможно, мы рекомендуем вам посетить 60 собраний за 90 дней, найти спонсора и начать движение. Тем взрослым детям, у которых есть химическая зависимость, мы рекомендуем одновременно посещать и двенадцатишаговые собрания, где работают с этими зависимостями. Хотя ВДА и является единственной программой для многих взрослых детей, она не заменяет зависимым работу по программам Анонимных Алкоголиков, Анонимных Наркоманов, Анонимных Кокаиновых Зависимых.

Мы также рекомендуем вам выбрать себе спонсора. Спонсор — это член ВДА, посещающий собрания, активно работает по Программе и готов и имеет возможность помогать вам при работе над программой. Спонсор не будет выполнять за вас работу по программе, но он может оказать вам поддержку, поделиться надеждой и четким пониманием принципов программы. Мы настоятельно рекомендуем найти спонсора как только вы пришли в ВДА. Не проходите программу в одиночку. Наш опыт показывает, что вы не сможете выздоравливать, находясь в изоляции.

Рабочая тетрадь, Первый шаг: Мы признали свое бессилие...

Для взаимодействия с вопросами, что будут затронуты далее в рабочей тетради, вам понадобятся поддержка и честность перед самими собой. Предполагается, что перед тем, как начать, вы найдете спонсора или же духовного наставника. Многие взрослые дети, приступая к захватывающей работе по Двенадцати шагам ВДА, также ищут знающего консультанта, который сможет предложить дополнительную эмоциональную поддержку. Мы также хотим вас сейчас предупредить. Некоторые проблемы, которые поднимаются в ВДА во время работы по шагам или на собраниях, могут всколыхнуть тревожные воспоминания о каких-то фактах ужасающего насилия. И может потребоваться профессиональная помощь, чтобы разобраться с ними безопасно и эффективно. Мы поощряем взрослых детей в том, чтобы искать дополнительную помощь в их выздоровлении. В ВДА мы не советуем никакой конкретной школы или метода консультирования. Однако, когда вы выбираете себе знающего консультанта, у вас есть право спросить психотерапевта, знаком ли он с ВДА и Двенадцатью Шагами (смотрите 16 главу Красной Книги ВДА, чтобы больше узнать о том, как найти себе знающего консультанта). Многие специалисты знакомы с двенадцатишаговыми программами, в то время как другие изъявляют желание познакомиться. Мы рекомендуем вам посетить как минимум трех консультантов перед тем, как выбрать. Многие психотерапевты смогут ответить на ваши вопросы по телефону, что сохранит время и деньги.

 Для работы над этой секцией вам также понадобятся копии Списка характеристик (Проблема) и Решения. Добро пожаловать на путь к новой жизни через 12 Шагов ВДА.

Прорабатываем Первый Шаг в ВДА.

 Многие взрослые дети находят полезным отвечать на конкретные вопросы об их алкогольном или дисфункциональном взрослении. Проделывая это, мы начинаем видеть наше отрицание и ту роль, что мы играли в нашей семейной системе. Для взрослого ребенка отрицание может обозначать, что он забыл или помнит, но не точно, некоторые фрагменты своего детства. Мы видели взрослых детей, которые описывали свое детство как «полное любви» или «ничего особенного», когда на самом деле детство было наполнено пренебрежением или шокирующими случаями ментального, эмоционального и сексуального насилия. Исследователи обнаружили, что многие взрослые дети страдают от «травмы связи» («Предательство связи» Патрика Карна, 1997)[1]. Под травмой связи имеется в виду то, что дети и взрослые часто создают связь с совершившими преступление родителями, со священниками-педофилами или внутри созависимых отношений, основанных на подорванном обидчиком доверии. И хотя эта концепция оказалась спорной в некоторых сферах, многие из наших членов, используя ее, нашли понимание и мир со своими воспоминаниями.

Теория утверждает, что когда родители применяют насилие, дети вынуждены привязываться к этому родителю, потому что ребенок зависит от взрослого в своем выживании. Ребенок должен отрицать или создать искаженные воспоминания о насилии, которое часто бывает избиением, инцестом или смертельными проклятиями. Будучи взрослым, человек говорит, что у него или у нее есть «бреши» в детских воспоминаниях или же человек «забывает» или помнит насилие «неправильно». Во многих случаях взрослый будет защищать или демонстрировать терпимость к своему главному обидчику или мучителю. Мы видели, как многие взрослые дети, пока они не получили профессиональную помощь, описывали применявшего насилие родителя как любящего и заботливого, когда в реальности родитель пренебрегал и стыдил. В это же время, не все бреши в детских воспоминаниях указывают на сексуальное насилие или детскую травму. В этой области необходимы профессиональная помощь и здравый смысл. Поскольку мы желаем выздороветь и жить свободно, мы не хотим неправильно обозначить поведение, которого может быть и не было. Многие воспоминания могут так никогда и не восстановиться полностью, но исцеление может произойти независимо от того, восстановили ли мы на сегодня нашу память или нет.

Слепота по отношению к гневу внутри нас и наших родителей — это одна из самых распространенных форм отрицания встречающихся среди взрослых детей. Мы видели, как новички в ВДА выражали удивление или шок, когда слышали предположение, что они могут быть внутренне злы или что их родители могли быть злы. Новички в ВДА часто говорят: «Во мне нет гнева. Я жизнерадостный человек, который никогда не злится».

У взрослых детей есть сложности в том, чтобы распознать гнев в своих родителях из-за большой интенсивности насилия, к которому этот взрослый привык еще в детстве. Родителей, которые орали или запугивали, взрослый ребенок вспоминает как тех, которые бывали раздражительными, но никогда грубыми или подлыми. Родители, которые легко впадали в гнев, вспоминаются как те, которые контролировали или любили, но редко стыдили или были полны ненависти.

У взрослых детей также есть сложности в том, чтобы распознать «запутанный клубок». «Запутанный клубок» — это недостаток границ между членами семьи или между родителем и ребенком. Они ежедневно звонили родителям, планировали отпуск, подлаживаясь под расписание родителей, покорно присматривали за родителями и чувствовали себя бессильными отвергнуть родительские нужды и требования. Взрослый ребенок в переплетении часто описывает взаимоотношения как близкие и любящие, хотя на самом деле они удушающие и полные контроля.

В ВДА мы получаем возможность должным образом назвать то, что случилось с нами, не опасаясь репрессий. Поскольку мы пребывали в отрицании по поводу того, что произошло с нами в детстве, мы терпели неудачу в том, чтобы увидеть последствия алкоголизма или дисфункциональности в нашей сегодняшней жизни. Эти последствия — в нашем мышлении и поведении.

У нас также нет истинного выбора, пока в нашей жизни присутствует отрицание. Пока мы в отрицании, мы осуществляем жесткий контроль, который позволяет нам думать, что мы выбираем; однако, истинный выбор - он больше чем контроль, что ведет нас к созависимости, изоляции и ненависти к себе.

На эти вопросы Первого Шага нет правильных или неправильных ответов. Программа ВДА просит вас только быть честными в своих ответах, чтобы достигнуть большего личностного роста. Эти вопросы адресованы не только тем взрослым, что выросли в семье с зависимостями, но также и тем, кто вырос семье, где не было зависимостей. С момента нашего основания в 1978 году мы определили дополнительные типы семей порождающих взрослых детей, которые потом находят ВДА и идентифицируют себя с программой. В ВДА эти взрослые дети выздоравливают от зависимости и соединяются со своим Внутренним Ребенком. Вопросы показывают основные типы семей, которые включают: алкоголика/зависимого родителя; родителя-ипохондрика; родителя, проявляющего сексуальное насилие; воинственного или сурового родителя; эмоционально нездорового родителя; и родителя-перфекциониста. Эти стили родительского поведения частично перекрывают друг друга. Есть еще другие типы, которые включают в себя взрослых детей из разведенных семей и детских домов. Бывают также семьи дисфункциональные на почве религии. Первые шесть вопросов позволят вам определить стиль воспитания с которым вы столкнулись в детстве.

 

Вопросы Первого Шага:

1)             Кто из моих родителей был алкоголиком или зависимым?

2)             Кто из моих родителей или родственников был ипохондриком?

3)             Кто из моих родителей или родственников проявлял сексуальное насилие?

4)             Кто из моих родителей или родственников был воинственным, жестким, агрессивным?

5)             Кто из моих родителей или родственников страдал эмоциональными нарушениями?

6)             Кто из моих родителей или родственников был перфекционистом?

Примечание: если вам нужно больше места для ответов, то можете использовать тетрадь. Если вы используете эту тетрадь для работы на групповых встречах вне регулярных собраний ВДА, то постарайтесь отвечать на вопросы перед каждым следующим собранием.

Бессилие:

1)             Чем бессилие отличается от беспомощности?

2)             Понимаю ли я, что последствия семейной дисфункциональности, упомянутые в Первом шаге, являются чертами выживания из Списка Характеристик ВДА?

3)             Перечислите три последствия взросления в дисфункциональной, алкогольной или имеющей другие зависимости семье. (Подсказка: любые из 14 характерных черт)

4)             Какой была моя роль при взрослении в дисфункциональной семье: потерянный ребенок, герой, козел отпущения или спасатель? Другая?

5)             Со сколькими типичными характеристиками взрослого ребенка из Списка (Проблема) я себя отождествляю?

6)             Что означает «не говори, не доверяй, не чувствуй»?

7)             Бессилен ли я перед последствиями взросления в дисфункциональной семье или в семье с зависимостями?

8)             Злоупотребляю ли я едой, сексом, наркотиками, алкоголем, работой, азартными играми или страдаю какой-либо другой формой зависимого поведения? Бессилен ли я перед этими занятиями? (Приведите пример бессилия).

9)             Считаю ли я, что я могу изменить моих родителей или значимых людей, предпринимая правильные действия, говоря правильные вещи или став идеальным?

10)         Считаю ли я, что стал причиной родительской дисфункции или зависимости и обладаю силой изменить или контролировать это?

11)         Вел ли я себя как жертва и проявлял беспомощность, когда на самом деле я манипулировал другими, чтобы получить то, что я считал необходимым? Спасали ли меня? (Приведите примеры)

12)         Руководила ли мною компульсия или одержимость другим человеком, которая подчиняла меня и заставляла отрицать мои собственные потребности или заботу о себе? (Если да, то опишите, как вы отрицали свои потребности).

Неуправляемость:

1)             Какое мое определение состояния неуправляемости или неуправляемой жизни?

2)             Считаю ли я, что все еще могу контролировать людей, места и остальное, действуя правильно, совершенно или каким-либо иным образом?

3)             Считаю ли я, что имею власть над другими людьми и могу контролировать их действия или мысли?

4)             Позволяю ли я мыслям, чувствам или действиям других людей иметь надо мною власть? (Приведите пример, если это уместно).

5)             Позволяю ли я чувствам или возможным реакциям других людей контролировать меня или определять мои действия или выбор? (Приведите примеры).

6)             Что означает быть созависимым?

7)             Создали ли мои отношения хаос, насилие или предсказуемый беспорядок в моей жизни? (Приведите примеры).

8)             Повлияло ли мое поведение или образ мыслей на мою работоспособность или на мою способность взаимодействовать людьми?

9)             Что является моим «дном» или достижением дна в ВДА? Достиг ли я своего дна?

10)         Верно ли, что одержимость другим человеком, наркотиками, азартными играми, едой или сексом сделала мою жизнь неуправляемой? Как?

11)         Не является ли моя управляемая жизнь в действительности контролирующим поведением, которое я неправильно называю? (Приведите примеры).

12)         Нахожусь ли я в отрицании по поводу своего контролирующего поведения?

13)         Могу ли я выздороветь в одиночку?

14)         Устанавливаю ли я отношения с другими взрослыми детьми на собраниях? Как?

Отрицание:

1)             Вынужден ли я был полагаться на применяющего насилие или пренебрежительно ко мне относившегося родителя в получении еды и крова?

2)             Игнорировал ли я мои чувства стыда, страха или заброшенности, чтобы выжить в период детства?

3)             Следил ли я за настроением или чувствами моих родителей, чтобы определить как мне следует себя чувствовать? Был ли я только тогда счастлив, когда были счастливы мои родители или грустил, когда они были грустными? (Приведите примеры).

4)             Честен ли я по поводу того, как обращались со мною мои родители, когда я рос? Боялся ли я одного из родителей или обоих?

5)             Дрался ли я со своими братьями или сестрами? Обижал ли я их? Защищал ли я их?

6)             Считаю ли я, что я близок со своими братьями или сестрами, но редко говорю с ними или навещаю их?

7)             Боюсь ли я говорить о своем прошлом, потому что мои братья и сестры поставят под сомнения или попытаются оспорить мои воспоминания?

8)             Преуменьшаю ли я тяжесть поведения моих родителей, говоря «Это было в прошлом. Что сделано, то сделано». Или «Я не оглядываюсь назад. Это не приносит ничего хорошего».

Духовные принципы Первого Шага: бессилие и признание поражения:

1)             В отношен… Продолжение »

Бесплатный хостинг uCoz