неутверждённый перевод

 Тексты для Взрослых Детей

ШАГ ЧЕТВЕРТЫЙ

Скачать ЖТ файлом тут

Произвели тщательный и бесстрашный самоанализ.

Картина, которую не описать и тысячей слов

Когда я пришла в ВДА, там было столько вещей, которым мне еще предстояло научиться. Еще на первой консультации с психологом и на первом собрании я сразу же соотнесла свое поведение с описанным в списке Грязного Белья. Но идеи о существовании Внутреннего Ребенка, а также чувства стыда и покинутости, с первого раза были мне непонятны. Мой спонсор в ВДА понимала, что со мной происходит. С помощью Четвертого и Пятого Шагов она помогала мне разобраться в моих потерях и связанными с ними подавленными чувствами и невыраженной болью.

Для этого она использовала Двенадцать Шагов, литературу ВДА, упражнения по развитию чувств, аффирмации, а также еще один способ, который помог мне увидеть свой стыд и покинутость, скрывающиеся под моим детским опытом ребенка, подвергшегося насилию. Она сказала, что когда мой отец кричал на меня или угрожал мне, он по сути стыдил меня и покидал. Я не понимала это до тех пор, пока я не посмотрела на мои детские фотографии, которые я по просьбе консультанта принесла на сеанс терапии. Я видела эти фотографии и ранее, но понять их смогла только сейчас. Среди них была фотография, изображавшая меня саму в возрасте пяти лет. Пока я не обратилась в ВДА, эта фотография ничего для меня не значила, а моя мама наоборот обожала ее. Она поставила ее на телевизор. Во время консультации терапевт попросила меня взять эту фотографию в руки и молча присмотреться к ней. И я, наконец, увидела, какой нежной и чувствительной я была в детстве. Я никогда не замечала, какие у меня были сияющие глаза. У меня была искренняя улыбка. После этого я осознала значение стыда и покинутости. Я сделала свой первый шаг навстречу своему Внутреннему Ребенку.

Исцеление заключалось в равновесии

Я пришел в ВДА, когда я лишь едва обрел трезвость и чистоту. Я чувствовал себя безумным. Я проделывал такое и мне в голову приходили такие мысли, что мне становилось страшно за свое психическое здоровье. Я никак не мог заглушить в своей голове голоса, которые твердили мне, что я безумен или приближаюсь к безумию. Когда я прочел Четвертый Шаг, я не мог согласиться с тем, что обладаю также и достоинствами. Я был убежден в том, что я олицетворяю зло. Я чувствовал себя, как будто у меня раздвоение личности. Внешне я был спокоен, но изнутри меня терзали мысли и навязчивые идеи.

Я избегал отношений, так как боялся, что вытворю что-нибудь, что навредит другому человеку. Когда я был подростком, я совершал постыдные действия по отношению к маленькой племяннице. Будучи новичком в ВДА, я припомнил свое поведение. Я чувствовал отвращение и задавал себе вопрос, смогут ли шаги стать решением для меня. Я постарался по максимуму выполнить Третий Шаг и приступил к Четвертому. Поскольку я привык сурово судить себя, в своем Четвертом Шаге я перечислил в основном негативные действия и мысли. Я ожидал приговора. Мне никогда не приходило в голову уравновесить свой Четвертый Шаг перечислением положительных черт. Я также сбросил со счетов переходящий из поколения в поколение стыд и унаследованное от родителей чувство покинутости.

Опытный консультант посмотрел мой Четвертый Шаг и предложил мне написать 10 положительных качеств, которыми я обладал. Я был близок к отказу, так как пребывал в полной уверенности, что солгу, если напишу хотя бы одно из моих положительных качеств. Мое безумное мышление толкало меня к мысли, что мое спасение в честности, а написать о качестве характера, в которое я не верю, будет ложью. Все-таки моя готовность выздоравливать взяла верх, и я выполнил задание, которое заключалось не только в написании, но и в прочтении вслух списка положительных качеств консультанту во время наших встреч. Чтение выворачивало меня наизнанку, но эффект был потрясающим. Хотя я и не верил в написанные мной утверждения, я заметил, что часто думаю о них. Я выполнил свои Четвертый и Пятый Шаги и подумал, что получил незначительное облегчение. Но что-то все же произошло. После выполнения моего Пятого Шага, иногда машинально мне случалось сурово осуждать себя, но сразу же вслед за этим в моей голове возникал список утверждений обо мне и заставлял не спешить и задуматься.

Это было 20 лет назад. Сейчас я могу мысленно перечислить мои положительные качества и поверить в них. Эти утверждения и другая работа по программе ВДА дали мне достаточно для того, чтобы прийти в себя. Я все еще думал об отвратительных поступках, совершенных ранее, но мне стало легче, так как я избавился от переданного из поколений в поколение стыда. Я считал, что во мне нет ничего хорошего, но позже я обнаружил, что я чего-то стою.

Четвертый Шаг — это буфер для чувства стыда

Для меня Четвертый Шаг стал блокадой для чувства стыда. У меня было предательское чувство неадекватности и ощущение собственной ущербности. Четвертый Шаг заблокировал этот стыд.

Из-за того, что в детстве мои потребности не встречали поддержки, а мои болевые точки были не защищены, у меня сформировалось чувство стыда. Когда я был ребенком, я был не в состоянии понять, что причиной моего чувства покинутости и пренебрежения была болезнь моих родителей и их травмирующее поведение. Я думал, что я недостаточно хорош для того, чтобы заслуживать эмоциональную поддержку и заботу, в которых я нуждался. Я выживал благодаря своей «хорошести», совершенству, стремлению всегда быть правым. Я вел себя таким образом, чтобы гарантированно получить одобрение. Я думал, что став достаточно хорошим, я буду чувствовать себя защищенным.

Я выполнил Четвертый Шаг, составив список своего здравого и проблемного поведения. Это помогло мне объективно взглянуть на свои сильные и слабые стороны. По мере того, как я начал смотреть на себя в реальном свете, мой стыд начал растворяться. Мне уже не нужно было защищать свое поведение или пытаться его объяснить, чтобы справиться с чувством стыда. Стыд — это ложь, которая пытается навязать мне мысль о том, что я плохой. Я совершал плохие поступки, но я совершал и хорошие. Четвертый Шаг помогает мне увидеть правду. Он говорит мне о том, что я человек. У меня есть сильные и слабые стороны. Четвертый Шаг дал мне меру самоценности, так что я начал отпускать мою компульсивную потребность быть совершенным, правым и искать одобрения.

Подробный и краткий самоанализ

Мой самоанализ не должен начинаться словами «Господи, что со мной не так?» Я должна определить, что во мне есть хорошего, также как и что плохого. Мне не следует терзать себя снова и снова, фокусируясь на том, что во мне не так. Я должна быть предельно честна и внимательна к мелочам, и в моем подробном самоанализе, и в кратком. Мне необходимо уравновесить свои положительные качества чертами, которые вызывают проблемы.

В дополнение к подробному самоисследованию по Четвертому Шагу я использую также краткий самоанализ, в котором анализирую события дня. Однажды утром я готовила мужу овсяную кашу, как вдруг он объявил, что когда он готовит овсянку, он делает ее на водяной бане, и тогда каша становится равномерной, без комочков, и не пристает к кастрюле. Я уставилась на него. Но вместо того, чтобы эхом повторять упреки своей матери — «Ах, тебе не нравится, как я это делаю, тогда делай сам» — я сделала несколько медленных вдохов и выдохов и посмотрела на эту ситуацию более спокойно. Анализ был довольно простым. Когда я была маленькой, все, что бы ни делала моя мать, было важным, и нам запрещалось ее прерывать. Моя злость вышла на поверхность, когда мой муж нарушил то, что я принимала за границу. Моя ярость вспыхивала каждый раз, когда обнаруживалось, что правила, по которым жила моя мать, не работали в отношении меня. Мой муж прервал меня в процессе приготовления еды. Мне хотелось ответить ему по шаблону своей матери, но я обратилась к своему выздоровлению. Я попросила его привлекать мое внимание и затем спрашивать меня, могу ли я прерваться на минутку, прежде чем начинать со мной разговор в то время, когда я занята готовкой или чем-то еще. Он пообещал и стал придерживаться этого правила.

Мой длинный список по Четвертому Шагу ставит вопросы во всех областях моей жизни. На сегодняшний день я выполнила три различных самоисследования: один в Группе по изучению Шагов, другой со спонсором и третий самостоятельно. Отвечая на вопросы самоисследования, я обнаружила, кем я являюсь, где нахожусь, в каких случаях я права и в каком направлении двигаюсь.

С помощью различных способов самоисследования я обнаружила, что я являюсь живым человеком, у которого есть то, что ему нравится, и то, что ему не приятно, пороки и добродетели. Обращаясь к своей родительской семье, я усвоила, что чувство стыда, присущее мне, не является моим. Это чувство стыда было техникой, используемой моими дисфункциональными родителями, чтобы контролировать окружающий мир. Используя метод Четвертого Шага, я стала расти эмоционально и духовно. Теперь я знаю, как стать тем человеком, которым я хочу быть.  

Начать Четвертый Шаг

Приближаясь к Четвертому Шагу, многие взрослые дети говорили: «Зачем копаться в прошлом? Что сделано, то сделано. Я хочу забыть о прошлом и двигаться вперед».

На эти возражения в ВДА есть ответ и гарантия того, что это необходимо. Большинство людей попадают в ВДА не случайно. Вы находитесь здесь по какой-то причине, поэтому прислушивайтесь к происходящему с открытым сердцем. Наш опыт свидетельствует о том, что наше прошлое может стать нашим самым большим достоянием, если мы готовы просить о помощи и трудиться над тем, чтобы увидеть происходящее в истинном свете. Даже те взрослые дети, кто может перечислить случаи насилия или примеры отвержения без работы по Шагам, могут выиграть от выполнения Четвертого Шага. Простого перечисления событий прошлого не всегда достаточно для того, чтобы приблизиться к исцелению и прощению себя. Не понимая значения покинутости, заключенной в прошлом, взрослые дети склонны воспроизводить ее в текущей жизни. Неисследованное прошлое становится будущим для следующих поколений. Зависимость, злоупотребление и адская жизнь переходят к последующим поколениям с потрясающей регулярностью. Мы просим тебя проработать Четвертый Шаг и все Двенадцать Шагов для того, чтобы найти свое Истинное Я и разрушить цикл семейной дисфункциональности. Если Шаги не привнесут в вашу жизнь облегчения или ясности, мы полностью возместим вам ваш прежний образ жизни. Это и есть гарантия ВДА.

Срыв в ВДА

Если мы пропустим этот Шаг или Шаг Пять, есть риск, что мы вернемся к нездоровой зависимости и самопораженческому поведению. Срыв в ВДА всегда сопровождается чувствами страха, ненависти к самому себе, покинутости, вынесенной из нашего детства. В срыве мы воссоздаем роли и зависимое поведение, которое мы впитали в себя через нездоровых родителей. Срыв может принимать разнообразные формы, но у всех срывов ВДА есть одно общее свойство.

Одной из форм срыва в ВДА являются деструктивные действия, повторяемые взрослым ребенком в течение нескольких недель, в которых задействована одна из черт выживания. Эти черты известны под названием «Список грязного белья» (описание проблемы) или типичные поведенческие шаблоны. Другой формой срыва может являться нахождение в отношениях с применением физического или эмоционального насилия при отсутствии четкого плана выхода из таких отношений. Срыв может также включать и применение по отношению к себе самопораженческого поведения. Такое поведение включает в себя алкоголизм, переедание, употребление наркотиков, азартные игры, беспорядочный секс. Когда мы в срыве, мы можем снова начать испытывать страх перед авторитетными людьми, безжалостно осуждать себя. Когда мы вовлекаемся в зависимое нездоровое поведение, мы можем почувствовать себя как после эмоционального похмелья. Мы видим, что наши границы ослабевают, и обнаруживаем, что начинаем манипулировать другими людьми, добиваясь того, в чем, как нам кажется, мы нуждаемся. В то же время, некоторые в срыве выступают как контролирующее властное лицо по отношению к нашим супругам или детям. Мы с возмущением выдаем наружу наше нездоровое поведение в форме гнева или нечестности. Нам случается после этого чувствовать угрызения совести, но мы не в силах изменить наше поведение. Когда это происходит, обычно мы не оставляем программе ВДА или Шагам ни малейшего шанса помочь нам.

Тем не менее, некоторым, возможно, удавалось прервать с помощью ВДА свое деструктивное поведение. Однако, тогда мы переключаемся на другую зависимость или поведение, которое нас разрушает. Это также может быть срывом. Для всех срывов ВДА характерны разнообразные формы отрицания, и мы незаметно для себя начинаем действовать согласно поведенческим шаблонам, перечисленным в списке Грязного Белья, так как они помогают нам выжить. Мы забываем о том, что у нас есть выбор. Мы возвращается к одной из своих дисфункциональных семейных ролей. Мы перестаем чувствовать. Обычно в такие периоды мы перестаем посещать собрания.

В ВДА мы ищем «эмоциональной трезвости» с помощью любви и доброго отношения к самому себе. Мы перестаем наносить себе вред и постепенно достигаем эмоциональной трезвости.

Повторяя Первый, Второй и Третий Шаги

Многие из нас приступают к Четвертому Шагу после повторения первых трех Шагов. В Первом Шаге мы осознаем, что мы бессильны перед последствиями семейной дисфункциональности и что наша жизнь становится неуправляемой, когда мы пытаемся контролировать других или пытаться удовлетворить наши внутренние потребности за счет внешних источников. Мы бессильны преодолеть механизмы выживания, выработанные нами, чтобы выжить в детстве, тем не менее, мы знаем, что мы можем уменьшить или смягчить некоторые из этих шаблонов поведения.

Во Втором Шаге мы узнали, как прийти к вере. Мы узнали, что мы впитали в себя родительские черты: равнодушие, стыд или отвержение Высшей Силы. Во Втором Шаге мы начали отделять поведение наших родителей от воли Бога. Мы начали рассматривать наших родителей, как пару, давшую нам жизнь. Мы также начали воспринимать нашу Высшую Силу как нашего Истинного Родителя, который никогда нас не покинет.

В Третьем Шаге мы усвоили, что наше одержимое стремление контролировать других и себя мешает осуществлению воли Бога относительно нас, а она включает в себя жизнь в гармонии с нашими чувствами, креативность и духовность. Мы узнаем, что настоящий выбор для нас заключен в дарованной Богом способности отпускать. Мы усвоили, что наши попытки обрести выбор, которые мы предпринимали до начала выздоровления, были замаскированным контролем. В Третьем Шаге мы узнали, что выбор часто начинается со столкновения с нашим отрицанием. По мере нашего роста в программе наши решения включают в себя настоящий выбор, который превращается в мудрость. Мы учимся быть спокойными и понимать, что Бог является Богом.

Разница между бесстрашным и тщательным нравственным самоисследованием по Четвертому Шагу и определением нашего поведения и образа мыслей по Первому Шагу заключена в фокусе. В Первом Шаге мы оценили последствия насилия в детстве и его влияния на нашу сегодняшнюю жизнь в таких проявлениях, как выработка механизмов выживания. В какой-то мере мы провели инвентаризацию наших родителей. Мы зафиксировали, что произошло, и в результате этого получили ясность относительно наших сегодняшних и будущих действий. В Четвертом Шаге мы уравновесим наши знания о последствиях семейной дисфункциональности в нашей жизни информацией о нашем собственном проблемном поведении во взрослом возрасте. Будучи взрослыми, мы наносили вред другим. Мы принимали неправильные решения, в основе которых лежало наше семейное наследие, мы обвиняли других, когда те побуждали нас измениться. Многие из нас циклически повторяли одни и те же ошибки, теряя надежду изменить свое поведение. Втайне мы были убеждены, что не можем измениться. Мы руководствовались позицией жертвы, так как нам казалось, что такая позиция поможет нам избежать критики, при этом она оставляла у нас глубокое чувство безнадежности. Наша ненависть к себе становилась все глубже. В других случаях мы становились мучениками и винили других за их плохое отношение к себе, при этом отказываясь взять на себя ответственность за выполнение работы для выздоровления. Многие невыздоравливающие взрослые дети использовали нанесенные им в детстве травмы как прикрытие, которое помогало им оправдывать свое нездоровое поведение и отвергать все предложения о помощи. Нам следует найти способ признать свое поражение и «научиться учиться». Мы должны понять, что предложения помощи не являются критицизмом или личностным выпадом против нас.

У многих из нас есть дети, которые в будущем, возможно, отнесут себя к ВДА, так как семейное заболевание дисфункциональностью перейдет к ним. Мы не желаем, чтобы это произошло, но, к сожалению, часто случается именно так. Мы чувствуем стыд и тревогу за те действия, которые мы совершали по отношению к себе или к своим детям. Но у нас в ВДА есть надежда. С помощью и поддержкой нашей группы ВДА и нашего спонсора мы можем измениться. Мы приходим к вере в то, что существует другой образ жизни. Если мы кропотливо прорабатываем Двенадцать Шагов ВДА, случаются такие чудеса, которые мы даже не могли себе представить. В результате выполнения Четвертого Шага мы обретаем выздоровление и более глубокое ощущение присутствия Бога. Наше чувство стыда притупляется, и чувство нераскаянности уменьшается благодаря освобождающему действию Шагов. Эта свобода нарастает по мере выполнения последующих Шагов.

Невиновный

Ключевое слово, которое надо запомнить при проработке Четвертого Шага, — невиновный. Основатель ВДА Тони А. верил в то, что взрослые дети должны предпринять «тщательное, но не содержащее обвинений исследование наших родителей, так как в своей основе мы сами превратились в них». Тони считал, что мы впитали в себя наших родителей. Мы превратились в них в нашем образе мыслей и в действиях, даже если мы предпринимали усилия стать другими. Когда в Четвертом Шаге мы сосредотачиваемся в первую очередь на себе, мы также включаем в наше самоисследование и исследование нашей семьи. ВДА считают, что невозможно выполнить тщательное и честное самоисследование, если не включить в него семейные отношения.

Обвинения не являются задачей ни Четвертого Шага, ни какого-либо другого из Двенадцати Шагов. Тем не менее, мы не должны снимать ответственность с наших родителей и семьи за их действия или бездействие. Отсутствие обвинений и ответственность являются ключевыми опорными точками для выполнения сбалансированного, но тщательного исследования.

Мы не снимаем ответственности с нашей семьи, когда перечисляем, что случилось с нами, без страха быть осмеянными или обвиненными во лжи. В Четвертом Шаге мы перечисляем угрозы, побои, сальные прикосновения или другие действия, которые могли быть совершены по отношению к нам. Мы рассказываем нашему спонсору или духовному наставнику о том, что случилось в нашем детстве.

Мы не обвиняем, потому что мы осознаем наследственную природу семейной дисфункциональности. Наши родители вырастили семена стыда и страха, переданные им. У них не было выбора в детстве. Они выжили, также как выжили мы. Хотя некоторые родители были откровенными садистами или упорствовали в своем безумии, другие наоборот старались сделать все, что могли. Такие родители приняли сознательное решение воспитать своих детей по-другому, не так, как воспитывали их. Многие из этих родителей воздерживались от употребления алкоголя, хотя, несмотря на это, они страдали от страхов и чувства стыда. Некоторые из этих родителей, стремящихся к благу, научились произносить слова любви и одобрения. Тем не менее, они передали нам сомнения в самих себе и недостаток любви к себе. Многие из нас являются взрослыми детьми таких родителей. Мы действовали одержимо или проявляли другие типы поведения, которые наносили нам вред, и таким образом продолжали болезнь семейной дисфункциональностью.

Непьющие родители, выросшие в алкогольных семьях, являются прежде всего невыздоровевшими взрослыми детьми, которые, помимо своей воли, передают семейную дисфункциональность следующим поколениям. Такие родители, как правило, прежде всего являются зависимыми личностями, которыми управляют «внутренние наркотики», такие как страх, возбуждение, беспокойство. Это явление носит название «со-алкоголизм». Оно воздействует на детей точно также, как на них воздействует употребление алкоголя, если оно имеет место быть. Это означает, что наши непьющие родители были зависимыми личностями, которыми руководили многочисленные формы страха и сомнений в себе. Они проецировали свои страхи и беспокойство на нас, что приводило к таким же разрушительным результатам, как в случае употребления алкоголя в родительской семье. Они передавали зависимость или нездоровое поведение, хотя не употребляли алкоголя.

Мы стараемся не обвинять пьющего родителя. Алкоголик страдает от неизлечимого заболевания с прогрессирующим характером. Алкоголик очень болен и телесно, и душевно. Обвиняя больных людей, мы не сможем достигнуть духовного роста, к которому мы стремимся.

Стараться не обвинять не означает стараться не испытывать злость или отвращение. Многие из нас ощущают ярость, когда говорят о насилии и заброшенности в своих семьях. Эти чувства нормальны применительно к жестокому и нездоровому воспитанию, которое нам пришлось пережить.

Мы стараемся не погрязнуть в шаблоне жертвы. Такой шаблон может обесценить эмоциональные и духовные дары, которые мы получаем в ВДА. Если мы научимся четко перечислять то, что с нами случилось, вместо того, чтобы винить в случившемся других, мы быстрее найдем дорогу к исцелению и прощению себя. Называя истинные причины нашего страха и покинутости, мы обретаем силы. На пути к исцелению мы перестаем играть роль жертвы и обращаемся к своим собственным силам. Четвертый Шаг дает нам шанс определить, что произошло, и преобразовать наши болезненные детские впечатления в наш наиболее ценный актив. Когда мы знаем, что с нами произошло, мы можем помочь другим взрослым детям, как никто другой, даже наиболее квалифицированные специалисты и священники. В конце концов мы сможем смиренно сказать: «Вот что произошло со мной. Это моя история. Но существует другой образ жизни».

Есть еще одна причина, по которой мы призываем к справедливости по отношению к нашим родителям, не освобождая их при этом от ответственности. Многие из тех, кто проработал Четвертый Шаг, признали, что мы наносили ущерб собственным детям. Мы передали им то, что получили сами. Многие из нас изменили свое поведение и возместили ущерб. Тем не менее, многие из нас могут однажды оказаться в фокусе самоисследования наших собственных детей, постучавших в двери ВДА. Это и есть причина произвести справедливый самоанализ без обвинений в отношении своей семьи и родителей. Если мы действуем справедливо, мы также можем рассчитывать на справедливость.

В то время как мы исследуем в Четвертом Шаге наследственную природу семейной дисфункциональности, мы должны помнить, что Четвертый Шаг — это наше собственное самоисследование. В ВДА мы учимся преодолевать свое отрицание и сосредотачиваться на себе. Это означает, что мы будем смотреть на поведение наших родителей, соотнося его с собственным поведением. Мы концентрируемся на себе и на своих попытках обрести ясность и освободиться от семейной дисфункциональности. Мы стремимся оставить попытки вылечить нашу семью посредством наших текущих отношений. Мы стремимся выйти из изоляции и перестать тиражировать одни и те же шаблоны, опирающиеся на наши страхи быть покинутыми и на ненависть к самим себе. Мы хотим обрести целостность.

В процессе работы над Четвертым Шагом и последующими Шагами программы ВДА мы учимся воспитывать себя. Нам нужно исследовать себя и свое поведение по-доброму. Мы должны решительно защищать нашего Внутреннего Ребенка или свою Истинную Личность. В то же время мы не можем позволить, чтобы дискомфорт или страх помешали нам обрести честность относительно своего собственного поведения.

Задания по Четвертому Шагу и рекомендации по их выполнению

Ниже приведены задания и рекомендации по их выполнению, которые помогут вам пристально изучить последствия воспитания в дисфункциональной семье. Задания включают в себя исследование черт выживания, секретов, вреда, обид, сексуального насилия и посттравматических стрессовых расстройств. Большинство членов ВДА страдают той или иной формой посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), которое чаще всего проявляется в чрезвычайной недоверчивости к тому, что нас окружает, или пристального внимания к словам и действиям других людей. Такое поведение является последствием того, что в детстве нам по большей части приходилось быть настороже.

Честность с самим собой и мужество являются  принципами Четвертого Шага. Мы напоминаем вам о том, что при проведении самоисследования критически важно не только быть честным и внимательным к деталям, но и снисходительным по отношению к самому себе. Большинство взрослых детей не испытывает затруднений с перечислением своих недостатков и чувствуют чрезмерную ответственность в отношении действий других людей. Главным является противопоставить недостаткам свои положительные черты, даже если вам и кажется, что у вас их нет. У вас есть достоинства. Эти упражнения помогут вам найти ресурс и уравновесить недостатки достоинствами.

Мы рекомендуем вам по мере выполнения упражнений по Четвертому Шагу поддерживать постоянный контакт с вашим спонсором или консультантом. Для того, чтобы оставаться сконцентрированными на том, что вы делаете, посещайте собрания, общайтесь по телефону и по электронной почте. Четвертый Шаг дает вам возможность установить, что происходило с вами в детстве. Мы проживаем этот процесс в атмосфере любви, понимания и поддержки. Именно это отличает нашу сегодняшнюю жизнь от того, как мы жили в детстве, когда мы не могли говорить, доверять или чувствовать. В Четвертом Шаге мы можем и то, и другое, и третье благодаря поддержке ВДА и Бога как мы Его понимаем.

Распознавание своих чувств

Прежде чем начать выполнять упражнения по Четвертому Шагу, прочитайте приведенный ниже список чувств. В нем описаны проявления различных чувств на уровне телесных ощущений. Это может пригодиться вам для выполнения последующих упражнений.

Мы не только заглушаем свои чувства или отстраняемся от них, но еще и испытываем трудности с пониманием как самих чувств, так и того, что они означают. Многие из нас при виде длинного списка чувств и их описаний застывали в недоумении, не понимая значения этих слов. Мы испытываем неловкость относительно собственных чувств, потому что называть и проживать свои чувства является для нас новым опытом. Когда мы были детьми и подростками, наши чувства формировались в зависимости от настроения и действий родителей. Мы были сверхчувствительны по отношению к тембру голоса родителей, к их движениям и жестам. Мы наблюдали за поведением родителей, чтобы понять, что мы должны (или не должны) чувствовать. К моменту прихода в ВДА многие из нас не подозревали, что чувствовать — это нормально, и что наши чувства могут не совпадать с чувствами близких нам людей. В ВДА мы узнаем, что наличие собственных чувств является нормальным явлением. Если кто-либо из близких нам людей расстроен или зол, мы можем испытывать сопереживание по отношению к нему (к ней), но мы не обязаны сами расстраиваться или злиться вместе с этим человеком. Мы можем поддержать этого человека в отношении его (ее) чувств, но мы не обязаны проживать или «улучшать» его (ее) чувства. Это стало для нас открытием. Данный шаг является ключевым в признании наших собственных чувств и осознании, как по-настоящему поддержать близкого человека, не впадая в нездоровую зависимость.

Помимо описанных выше проблем, наши родители или родственники часто использовали слова, описывающие чувства, не по назначению, искажая их истинный смысл. Это несоответствие искажало реальность и практически делало невозможным распознавание наших чувств во взрослом возрасте. Часто наши родители оскорбляли нас вербально или физически и называли это любовью или заботой. «Я делаю это исключительно из любви к тебе», говорили нам родители. «Не чувствуй это, это неправильно» было еще одним способом показать при общении с нами, что наши чувства ничего не значат.

Многие члены ВДА говорят о «смешивании» своих чувств до прихода в ВДА. Они рассказывают, что выражали свои чувства наскоком, одновременно, превращая их в одну неразборчивую эмоцию. Например, злость, стыд, радость или беспокойство выражали слезами. Они вспоминали, что плакали, когда были злы, но также и когда чувствовали эмоциональный подъем. По их словам, у них «не было отдельных чувств, а было одно неразборчивое чувство».

В то же время многие члены ВДА склонны отрицать наличие чувств или испытывают трудности с их идентификацией. Они говорят о замороженности чувств и о смущении при малейшем упоминании чувств. Приведенный ниже список предлагает общие определения свыше десятка чувств применительно к проблеме ВДА. Определения взяты из группового опыта сообщества ВДА.

Любовь — ощущение, что тебя ценят, понимают и слышат. Что тебя слушают. Чувство защищенности при общении с другим человеком. Ощущение тепла в сердце. Ощущение легкости в теле.

Страх/гнев — страх, как правило, прячется под маской гнева. Страх выражается в сильном сердцебиении, расширенных зрачках, учащенном дыхании, ощущении стянутости кожи, чрезвычайной настороженности. Гнев — это стиснутые челюсти, грудные спазмы, зубовный скрежет, расширенные зрачки, злые мысли.

Стыд или угрызения совести — сильное ощущение собственной виновности, неправоты, ущербности из-за самого факта своего существования. Отсутствие целостности. Ощущение жжения в желудке. Ощущение, что тело съеживается. Боли в области живота и/или грудной клетки. Пересохшее горло. Трудно говорить. Тяжесть в груди и затрудненное дыхание. Ощущение, что все окружающие пристально смотрят на тебя.

Вина — ощущение дискомфорта или сожаления по поводу ошибочных или небрежных действий по отношению к окружающим. Ощущения вины отличается от чувства стыда тем, что вина обычно возникает в результате совершенного нами действия, а не из-за самого факта нашего существования.

Веселье — окрыляющее чувство благодушия или хорошего настроения. Смех, улыбки. Эйфория, как от химических веществ.

Покинутость — чувство потери, оставленности, ощущение, что тебя вычеркнули, забыли, унизили, предали, ощущение собственной уязвимости. Ощущение собственного ничтожества, как будто превращаешься в крохотную точку. Чувство, как будто ты — потерянный корабль в безбрежном океане.

Неловкость — эмоция, возникающая из ощущения, что ты у всех на виду, пойман с поличным, не такой как все, выглядишь посмешищем. Чувствуешь, что заливаешься краской. Становится жарко, ты краснеешь. Прерывистое дыхание. Спазмы в животе.

Предательство похоже на чувство покинутости. Чувствовать себя обманутым, разочарованным, одураченным. Испытывать боль, направленную вовнутрь. Слабость в ногах. Нет сил для молитвы.

Удовлетворенность — чувство внутренней наполненности, спокойствия, отсутствие волнения, доверие. Находиться в текущем моменте. Отсутствие любопытства. Чувс

Бесплатный хостинг uCoz