независимый перевод

 Тексты для Взрослых Детей

В чем суть программы ВДА?

Что такое ВДА?

Взрослые Дети Алкоголиков — это всемирное сообщество самопомощи и выздоровления, которое напрямую обращается к проблемам мужчин и женщин, выросших в искалеченных алкоголизмом семейных системах. Несмотря на широкое освещение в СМИ и десятки новых книг, многие выросшие в алкогольной обстановке люди не сознают, что алкоголизм — это болезнь, затрагивающая всех членов семьи. Никому не избежать шрамов.

Поэтому даже просто осведомленность о последствиях этой болезни становится важным первым шагом для миллионов. Человек должен прийти к осознанию того, что взросление в алкогольном окружении приводит к тому, что он принимает на себя многие характеристики болезни.

До недавнего времени большинство людей не осознавало, что абсолютно всем в алкогольной семье наносится какой-либо эмоциональный ущерб.

Дети алкоголиков вынуждены вести совершенно ненормальное существование, характеризующееся физическим, вербальным и эмоциональным насилием, подавленными чувствами, скрытностью, хронической тревожностью, подавлением и непрекращающимися предательствами.

По мере того, как эти дети взрослеют — то есть им удается выжить — они развивают целые серии защит, которые временно ограждают от скандалов или тихого безумия их семейной жизни. Такие защиты, как гипербдительность, глубокое недоверие, неспособность выражать чувства, депрессия, страх перед авторитетными фигурами, непреодолимая потребность контролировать людей и события — это только некоторые из жизненных принципов, которые дети алкоголиков берут с собой во взрослую жизнь. Будучи взрослыми, они бывают сбиты с толку и часто тяжело страдают, обнаруживая, что все еще эмоционально проявляют себя теми нездоровыми способами, которым они научились у своих родителей.

Те из нас, кто вырос в алкогольном окружении, должны очень четко понять, что наши семьи были вовлечены в конфликт, во многом похожий на открытые военные действия. Были ли сражения шумными и разрушительными или безмолвными и беспощадными — все они порождали эмоциональный стресс в самых маленьких из жертв — детях. Трагедия в том, что этот стресс, боль и страдания не были проработаны и не получили разрядки. Большинство из нас пыталось глубоко их похоронить, игнорировать, притвориться, что нам не было больно, что ничего особенного не происходило. И годами все это похороненное, скрытое страдание разлагалось и терзало нас. Некоторые попытались взбунтоваться раньше, некоторые позже; а у многих из нас так никогда и не было возможности приподнять завесу над нашим потерянным, забитым, испуганным «Я».

Будучи детьми, многие из нас чувствовали себя пойманными в ловушку и беспомощными, неспособными отстоять свою самостоятельность.

Наши родители нас не ценили, а повзрослев, мы сами стали с трудом принимать себя и заботиться о себе. Но еще большую тревогу вызывают те сложности и неудачи, которые возникают у нас на работе и в личных взаимоотношениях. У нас действительно редко бывают нормальные, здоровые отношения с теми, кто находится рядом, и часто наша дружба страдает от искаженного мышления, зависимости или доминирования.

Складывается впечатление, что взрослые дети испытывают значительные затруднения в создании близких, основанных на взаимной заботе отношений. Это не удивительно, так как в нашем детстве не было никакой здоровой близости, которую мы могли бы увидеть и перенять. Побои, язвительная критика, сексуальное насилие и неистовая тирания, безусловно, не способствовали развитию тех черт и свойств характера, которые необходимы для здоровых близких отношений.

В ВДА мы узнаем, что реальная близость и дружба, пронизанная заботой, никогда не расцветут на почве ненависти к самому себе. Однако, в самом начале жизни нас научили, что мы бракованные. Нам снова и снова повторяли, что мы состоим из одних недостатков. Наши родители и другие члены семьи, в сущности, и создали наше негативное восприятие себя. Наша реальная задача как взрослых состоит в том, чтобы изменить наши мысли о самих себе. Мы начинаем этот процесс, когда присоединяемся к программе выздоровления ВДА.

Программа ВДА доступна для всех, кто в ней заинтересован. Внимание направлено на реконструкцию, изменение, исцеление, заботу и готовность оставить старые неэффективные способы решения жизненных задач. Изучая масштабы нашей болезни и те способы, которыми она продолжает мощно влиять на нашу жизнь, мы можем начать процесс изменений. Мы все лучше понимаем, какими способами вносили вклад в текущую неуправляемость нашей жизни. Начинаем видеть как бессильны мы были перед разрушительной силой болезни все это время.

ВДА — это программа о людях, о взаимодействии между ними и о том, как делиться. Выздоравливать — это значит ходить на собрания, слушать, делиться, учиться и предпринимать действия. Многие из нас тщетно пытались понять, что они делают не так, бесконечно изучая литературу по самопомощи и посещая лекции профессионалов. Несмотря на все усилия это не приводило к каким-то длительным, положительным результатам. Почему? Может быть потому, что у того, кто пойман в ловушку отрицанием и сопротивлением, очень мало возможностей что-то действительно изменить.

Большинство эффективных изменений требует интенсивного соприкосновения с проблемами и последовательных попыток применения качественных, благоразумных мер во всех случаях. Изменение и выздоровление очень редко бывают плодами одиноких, нерегулярных, единичных усилий. Программы самопомощи успешны благодаря тому, что предполагают объединение людей, испытывающих общую боль. Эти программы призывают оставить оценочность, стать восприимчивым к обучению, откровенным с другими, перепрожить свою раннюю боль, предпринимать конкретные позитивные действия, развивать честность и в этом процессе, и на духовном пути.

Программа ничего не требует: все происходящее абсолютно добровольно. Необходимы готовность продумывать изменения и обязательство совершать здоровые действия. Чем глубже вы вовлечены, тем значительней выздоровление. Просто подпирая стенку, ощутимой пользы не получить. Первый действующий в области выздоровления закон в том, что чем больше ты работаешь по программе, тем больше программа работает для тебя.

Как работает ВДА?

В ВДА люди помогают людям. Это 12-шаговая программа выздоровления со структурой, четко определенным набором проблем и некоторыми опробованными рекомендациями и принципами выздоровления.

Первые усилия включают в себя посещение собраний и знакомство с природой болезни; привыкание делиться с другими и быть в этом последовательными. Мы узнаем о некоторых начальных действиях для новичков, необходимых для того, чтобы запустить выздоровление. Можно рассматривать программу как серию направленных на выздоровление действий:

  • Получить начальную информацию о природе болезни
  • Развивать веру в ценность следования духовному пути в человеческих стремлениях.
  • Найти в себе шаблоны деструктивного поведения, присущие всем ВДА.
  • Развивать чувства безопасности и защищенности на собраниях и со знакомыми из программы.
  • Развивать готовность встретиться и перепрожить болезненные чувства, которые тянутся из нашего детства.
  • Разделять с группой семейные тайны, стыд, примеры вредоносного поведения и свежие неприятные чувства по поводу детских травм.
  • Усиленно изучать разную ценную информацию и книги по самопомощи, связанные с синдромом ВДА.
  • Искать друзей среди членов группы, принимать активное участие в программе и выбрать спонсора.
  • Изучать 12 Шагов выздоровления ВДА для руководства и направления.
  • Развить какую-нибудь форму веры или систему убеждений о духовном пути.
  • Оценить (письменно) основные проблемы и разрушительные поведенческие шаблоны, которые создают сложности.
  • Обсуждать эти случаи и проблемы со спонсором или друзьями из ВДА и разработать осуществимый, рабочий план действий, чтобы выйти из этих ситуаций.
  • Применять 12 Шагов выздоровления ВДА и Решение ВДА к своим личным проблемам.
  • Делиться результатами этих усилий со спонсором, друзьями и Высшей Силой.
  • Преисполниться желанием держать своего спонсора и друзей в курсе основных изменений в вашем поведении и картине мира.
  • Применять программу ВДА ко всем аспектам жизни, особенно к отношениям и к работе.

Пожалуйста, имейте в виду, что эти происходящие в выздоровлении процессы значительно отличаются у разных людей. И перечисленные выше пункты — это только грубые ориентиры, которые иллюстрируют основной порядок процесса выздоровления.

Обычно начальные этапы выздоровления для многих взрослых детей довольно трудны. Даже для тех, у кого есть опыт в других 12-шаговых сообществах. Одна из причин в том, что здесь мы имеем дело со множеством очень разных проблем. Нет двух членов группы, которые бы боролись с одинаковыми призраками, потому что каждый был воспитан в семье со своими уникальными проблемами. У нас у всех есть много общего, но мы можем вести себя совершенно по-разному. Для одного главными проблемами могут быть непреодолимая зависимость и страх покинутости. А у другого контроль, насилие и мнительность могут вести к целой серии проблем, разрушающих близость.

Есть общие нити, пронизывающие эти непохожие способы вступать в контакт, контролировать или реагировать на жизнь. Они детально описаны в Проблеме/Решении. Эти короткие тексты были разработаны, чтобы ответить на частые и настойчивые расспросы: «Ну, так как же работает ВДА?», «И каким это образом предполагается, что я стану лучше?», «Что мне нужно делать?», «Что же со мой действительно не так?», «Неужели я действительно могу выздороветь от всего этого безумия?»

Мы в ВДА очень рано осознали всю важность безопасной и поддерживающей обстановки, где все могут свободно говорить и делиться. Очень многие из нас обнаруживали, что мысль открываться и выражать наши настоящие, подлинные чувства кажется довольно пугающей. В детстве большинство из нас сталкивалось с жесткой цензурой. Наши чувства подвергались нападкам, обесценивались или игнорировались. Сейчас же мы поощряем друг друга быть естественными и раскрывать то, что мы так долго редактировали или подавляли. Мы знали, что мы должны создать совершенно новый тип открытых встреч. Встречи, где каждый участник может делиться своими страданиями и болью, возникающими, когда мы начинаем заново переживать чувства гнева, горя, страха и покинутости, которые мы держали внутри со времен нашего тягостного и горького детства.

Осознание того, что мои чувства были базовыми элементами для решения для множества различных проблем, привело меня к четырем принципам:

  1. Мы, как и наши родители, тоже были бессильными жертвами такой болезни, как алкоголизм.
  2. ВДА — это программа выздоровления, основанная на духовности. Мы предлагаем членам сообщества искать силу большую, чем они сами, которая поможет им в выздоровлении.
  3. Объединяясь с другими в безопасной и полной любви обстановке, мы можем исследовать то, каким образом болезнь все еще продолжает влиять на нас и достичь нового понимания происходящего.
  4. В ВДА мы смещаем внимание вовнутрь, в том числе на болезненные детские воспоминания. Большинству из нас придется вновь эмоционально прикоснуться к тем страданиям и смятению, которые так сильно на нас повлияли. Цикл шагов выздоровления способен поддержать взрослых детей алкоголиков в этом путешествии.

Кто же мы

Если вы исследуете влияние болезни на свою жизнь, то, возможно, найдете следующие абзацы полезными. Взрослые дети алкоголиков -невинные жертвы болезни, которая затрагивает все и поражает каждую семью, страдавшую от влияния родительского алкоголизма. Происходящие в семьях алкоголиков эмоциональные процессы, как правило, разрушительны для всех членов семьи. Слишком часто атмосфера пропитана жестокостью, отвержением, страхом, покинутостью, грубым безразличием, язвительными насмешками, непоследовательностью и предательством — чем-то одним или смесью всего этого.

Бури такого рода, длящиеся годами, неизбежно ведут к какому-то из видов физической заморозки, онемения. Жесткие защиты вытесняют спонтанность и ранимость. Наши чувства и эмоции подавляются, и часто их сверху покрывают отрицание и мощная потребность в контроле. Как жертвы, пойманные в ловушку, мы приспосабливаемся лучшим из возможных способов к безумному, непредсказуемому поведению всей семьи. Еще в раннем детстве ВДА запоминают свод правил, который загоняет нас в капкан болезни на долгие годы. Клаудия Блэк обозначила их так:

  • не говори
  • не чувствуй
  • не доверяй

Эти три реакции были основой техники выживания для эмоционально покинутых детей. Мы снова и снова использовали их каждый раз, когда семейная драма становилась слишком напряженной и неконтролируемой. А еще более разрушительно было то, каким образом это поведение сформировало наше представление о жизни и о людях вокруг нас. Мы видели, что ничто не может быть безопасно, надежно или защищено. Мы всегда в опасности. Следуя этим суровым правилам и указаниям, мы очень близко подошли к тому, чтобы быть «похороненными заживо» нашей болезнью. Когда мы, наконец, покинули нашу алкогольную семью, то казалось, что мы обречены чувствовать негативные последствия нездоровых уроков, которые выучили в безумной и нелюбящей семейной обстановке. Эти последствия выглядели бесконечными.

У нас, взрослых детей алкоголиков, в совокупности очень много проблем, но наши проблемы можно решать. Самые общие или часто встречающиеся из наших проблем описаны в Списке характеристик ВДА (приведены выше)

Природа Наших Проблем

Для взрослого ребенка характерно иметь кучу проблем, приносящих много беспокойства и огорчений. Это понятно, учитывая какая ядовитая природа была у нашей домашней жизни в раннем возрасте. Уникальное сочетание проблем, с которыми сталкиваются взрослые дети, представляет собой особенно сложную задачу для программы выздоровления. В то время, как большинство программ концентрируется только на одной проблеме — такой как алкоголь, еда или азартные игры — программа ВДА имеет дело с широким спектром сложностей, лежащих в диапазоне в диапазоне от глубокого страха близости до угодничества или ужасного чувства вины за защиту своих ценностей.

В программе ВДА фокусируются на понимании, принятии и, в конечном итоге, изменении поведения направленном на свою защиту. Многие из нас выздоравливая вынуждены бороться с разными видами глубоко укоренившегося поведения:

  • Подавление наших чувств и/или неспособность их выражать.
  • Склонность реагировать, а не активно действовать самим.
  • Готовность на многое пойти, чтобы избежать чувства покинутости и отвержения.
  • Изоляция и страх людей, особенно авторитетных.
  • Угодничество и потеря себя в этом.
  • Переживание чувства вины, когда мы заступаемся сами за себя.

Даже больше ограничений накладывает факт того, что многие ВДА проживают свою жизнь с точки зрения жертвы и привязаны к людям со сходной жизненной позицией. Они серьезно пострадали, но нанесенный урон не непоправимый. Собрания ВДА позволяют нам соприкоснуться с тем, кто мы есть на самом деле.

Когда новичок в ВДА читает Описание Проблемы и понимает как точно это характеризует его или ее жизнь, рождается новая осознанность. Как будто дух говорит с духом. Новичок слышит весть надежды. Некоторые считают, что Описание Проблемы подобно тому, как будто один ребенок взывает к другому с просьбой о поддержке. Большинство новичков довольно быстро отождествляет себя и с тем и с другим: и пунктами Списка Характерных Черт, и с высказываниями на группе ВДА. Они осознают на очень глубоком уровне, что в процессе выздоровления можно найти себя через высказывания других и, в конечном счете, через их собственную сопричастность. Новички слушают и начинают понимать, что впервые в жизни у них появилась реальная возможность выздороветь и стать целостными. У них есть шанс почувствовать на себе, что такое поддерживающая, недавящая, неосуждающая реакция семьи.

Взрослым детям алкоголиков, как и всем остальным на земле, необходимо быть свободными, чтобы понять что происходит с ними и в каком месте своего жизненного пути они находятся — не подправляя ничего и не утаивая. Вопреки инстинкту самосохранения многие ВДА годами и десятилетиями тщательно сдерживали свои мысли и эмоции. ВДА помогает нам растворить сопротивление и развеять одиночество и изоляцию, которые нас парализовали.

На протяжении многих лет люди в программах самопомощи считали, что рабочее решение может получиться только из точного определения проблем. Список Характерных Черт кажется достаточно точно отображает природу наших проблем. И члены группы полагают, что зачитывать его в начале каждого собрания полезно для группы. Это заостряет внимание, создает невидимые, но осязаемые узы и помогает открываться болезненным чувствам скрытым внутри.

Чувства

Большинство взрослых детей большие специалисты в том, как избегать своих чувств. Мы на многое готовы пойти, чтобы не чувствовать своих чувств. Взрослому ребёнку крайне сложно усвоить реальность, которая такова, что чувства ни плохи, ни хороши, но суть выздоровления в том, чтобы проживать их наиболее полно. Это особенно сложно еще и потому, что большинство программ выздоровления основываются на предпосылке, что человек посещает собрания, чтобы чувствовать себя лучше. Но в ВДА, когда мы посещаем собрания, мы гораздо более вероятно почувствуем себя хуже, потому что там мы открываемся очень сильным эмоциям.

Члены семьи алкоголика выучились чувствовать стыд за то, кто они есть, и вину за то, что они делают, и это тема, которая постоянно присутствует в высказываниях на собрании ВДА. Как и другим взрослым детям, мне пришлось выучить, что то, как я себя чувствую и ощущаю, не всегда соответствует действительности. Мне в самом начале пришлось нелегко с моей самооценкой. Вся моя злобная ненависть к себе была вовлечена в бешеную борьбу с выздоровлением. Необходимо было нейтрализовать то, что говорили обо мне родители. Я неистово стремился узнать себя настоящего, но суровые негативные установки о самом себе, в которые я вцепился, создавали практически непреодолимый барьер. Я чувствовал, что что-то со мной было настолько не в порядке, что мне лучше бы было исчезнуть. Это было очень естественно — мне столько раз говорили, что я весь полон изъянов и глуп. Еще в самом начале своей жизни я выучился быть гипербдительным: все время сконцентрирован снаружи, сканируя внешний мир на предмет признаков того, что может представлять опасность для моего хрупкого ощущения себя.

Частью проблемы, как и у многих других ВДА, была моя способность подавлять и игнорировать действительно сильные чувства. Стоило мне почувствовать какую-либо покинутость или отвержение, я сразу отвлекал себя. Звонил кому-нибудь или бросался поддерживать кого-то другого. Когда бы я ни ощутил, что чувства захлестывают меня — я сразу хватался за что-то внешнее, чтобы отвлечь свое внимание: друг, кино, свидание, вечеринка, телевизор, футбол. Потребовалось некоторое время, чтобы осознать это вроде бы невинное поведение как важную часть моих проблем. Я не хотел спокойно сидеть и переживать бушующие болезненные чувства. Я все еще пытался убежать или притупить мои чувства. Я сопротивлялся процессу исцеления, потому что это было совершенно чуждо всему, чему я научился, пока взрослел.

Выздоровление

Выздоровление трудно. Я уверен, что никому в ВДА не хочется, чтобы оно так было, но это так и есть. Скотт Пек так резко начал свою книгу «Непроторенная дорога» со слов «Жизнь трудна!» Я уверен, если бы мы попросили его описать жизнь взрослого ребёнка, он бы сказал, что жизнь трудна вдвойне. У нас, взрослых детей, множество сложнейших задач. Не самая мелкая из них — это восстановить наше "Я", которое мы покинули в шуме и суете семьи алкоголиков. Поверьте мне, это возможно. Я знаю многих, кто смог это сделать.

Выздоровление — это процесс. Часто болезненный, требующий времени, запутаный и полный разочарований. Выздоровление в сущности обозначает самоисследование и самопринятие и конечная его цель — любовь к себе. Из-за этой цели основной фокус программы ВДА направлен вовнутрь.

Программа ждет от травмированных взрослых детей того, что они раскроются и будут переживать свои ужасные чувства страха, покинутости, отвержения, гнева, жалости к себе, горя — возможно даже будут буквально «валяться» в них и оплакивать пустоту своего жалкого детства. Большинство взрослых детей поначалу сопротивляется такому подходу. Мы так много лет жили, подавляя свои чувства, что маловероятно, чтобы мы вдруг бросились к ним с распростертыми объятиями.

В выздоровлении я обнаружил, что мне нужно в некотором роде расчистить путь через мое саморазрушительное поведение, чтобы духовная составляющая программы могла дойти до меня и облегчить мою ношу. Каким-то образом я должен осушить в себе все нездоровье, которое создал. Я отчаянно нуждался в ясности и интуитивно знал, что могу найти ее в духовном подходе. Но, однако, я никогда не был тем, кто верит, что в выздоровлении есть только один путь. Их множество, и программа ВДА — это только один из путей.

Новички в ВДА обычно начинают свой путь с того, что идентифицируют себя с общими проблемами и близко соотносят себя с опытом и поведением, о которых говорят на группе. Они видят, что у нас у всех много общего, и начинают узнавать больше. Изобилие наличной литературы о синдроме ВДА — это один из величайших доступных инструментов, которые есть и у новичков, и у постоянных членов группы. Множество практических и наполненных глубоким смыслом книг опубликовано за последнее десятилетие такими прогрессивными профессионалами, как Джанет Войтитз, Клаудиа Блэк и Боб Эрл (это если назвать несколько имен). Большинство профессионалов одобряет собрания ВДА.

Осведомленность о нашей болезни и о том, каким образом она снова и снова побеждает нас — очень критична для нашего личного выздоровления. Основные инструменты это Проблема/Решение, опубликованная литература и вдохновенные высказывания друзей-взрослых детей. Иногда собрания могут расстроить новичков. Часто выражаются сильные эмоции, часто — взрывообразно. Это, возможно, будет переживаться как запугивание и может всколыхнуть давно уже похороненные чувства. Новички также могут стать свидетелями выражения гнева и боли, доходящего до пугающего уровня.

В начале выздоровления реализуются следующие шаблоны:

  • Появляется осведомленность о множестве способов, которыми болезнь влияет на нас.
  • Мы чувствуем готовность пережить всю глубину гнева и, возможно, горя, которые обычно сопровождают более полное понимание того, как с нами, невинными детьми, жестоко обращались и пренебрегали.
  • Всплывают давным-давно похороненные чувства и приходят болезненные детские воспоминания.
  • Начинаем осознавать мощный гнев или скорбь от того, что мы были обворованы. У нас украли здоровое детство.

На необузданный гнев и горе обычно непросто смотреть, и еще более непросто их переживать. Однако они и есть самые существенные практические шаги в выздоровлении. В моем собственном выздоровлении и в том опыте, о котором мне рассказывали сотни других взрослых детей, внутреннее путешествие к выздоровлению как правило включает в себя переживание наших чувств. Открыть себя таким страшным и угрожающим чувствам как гнев, депрессия и покинутость — это решающий момент. Необходимо сидеть и проживать, какие бы элементы боли или травмы ни всплывали.

Множество раз я мечтал, чтобы существовал более легкий путь. Но я не верю, что настоящее выздоровление возможно без глубокого и вдохновенного понимания того, кем мы являемся как личности, и знания, что мы абсолютно нормальны и достойны любви. Пока я не начал выздоравливать, я был сам себе и безжалостный судья, и присяжные, и палач. У меня никогда не было заботливого и любящего примера, которому я мог бы следовать, и я выучился не доверять своим чувствам. В ВДА я осознал, что мне необходимо начать прислушиваться к своим пробивающимся интуитивным ощущениям.

Действовать или реагировать на действия

Я так был приучен к роли «реагирователя», что просто не знал, как действовать в своих собственных интересах. До ВДА я всегда моделировал свое поведение так, чтобы заслуживать одобрение, подтверждение, похвалу и принятие. То, как я сам себя чувствовал и в чем нуждался, было делом десятым. Если кратко, то я был абсолютным людским угодником. В выздоровлении необходимо было исправить эту позицию. Когда я начал действовать в своих лучших интересах, то почувствовал ужасную вину. Я говорил «да» себе здоровому, который начал проявляться,и мне было ужасно не комфортно. Я отчаянно зависел от окружающих и мне не нравилось их разочаровывать. Но я держался за происходящее — сначала робко, но со временем все с большей убежденностью и силой.

Никакое из этих действий не было бы возможным без любви и поддержки от других членов ВДА. Они давали мне понимание обманчивости моей болезни, безусловную любовь и принятие, пока я проделывал свой тревожный, беспорядочный путь в выздоровление. Я действительно верю, что духовная сила работала через всех тех, кто поддерживал мое болезненное выздоровление. Они предлагали заботу вместо критики. Хоть я жестоко осуждал себя, они принимали меня и взывали к моему человеколюбию. Я медленно учился менять свои установки и деструктивные шаблоны. Я ежедневно боролся за то, чтобы удерживать внимание на себе и своих проблемах, хотя меня постоянно тянуло дать совет или «починить» кого-нибудь.

Моя потребность контролировать людей очень рано всплыла как главная проблема моего выздоровления, как и у многих других в ВДА. Я хотел быть авторитетом и иногда сопротивлялся чужим предложениям и тому, что говорилось в высказываниях. Я говорил другим и себе, что высшая сила — мой непререкаемый авторитет, однако с ненавистью отпускал свои усилия контролировать людей и события моей жизни.

В конце концов, через молитву, медитацию, работу по шагам и последовательное посещение собраний я постепенно почувствовал, что немного выздоравливаю. Мои мышление и поведение начали меняться. Страх и тревога — краеугольные камни моей болезни — начали уменьшаться. Я стал обращаться с собой и другими в более мягкой и уязвимой манере. Я продолжал высказываться на собраниях и становился все более и более готовым просто спокойно сидеть со своими бешеными и болезненными чувствами. На этом пути я получил несколько ценных озарений. Когда я почувствовал себя достаточно уверенно, я начал действовать в соответствии со своим новым пониманием.

 Однако у меня случались и неудачи — множество. Иногда я сползал обратно к старому яростному, критикующему поведению и подвергал опустошающим нападкам то или того, кто вставал на моем пути. Я всегда чувствовал себя ужасно после каждого такого случая — нечто похожее на эмоциональное похмелье. К моему счастью у меня была новая семья, к которой я мог обратиться за помощью — не моя глубоко дисфункциональная родительская семья. Сейчас у меня были постоянные принятие, поддержка и забота со стороны моих групп ВДА. Они оказывали мне позитивную поддержку даже тогда, когда я говорил с ними так, как будто они были моими настоящими отцом, матерью или мачехой.

Я уверен, что мое выздоровление стало возможным благодаря трем ключевым факторам:

  • Моим обязательствам приходить и проделывать работу, нацеленную на выздоровление.
  • Любви, принятию и поддержке от моих друзей из группы ВДА.
  • Благодати духовной силы, которая работала через других членов ВДА, чтобы дать мне новую жизнь.
Бесплатный хостинг uCoz