неутверждённый перевод

 Тексты для Взрослых Детей

Глава 4 (стр. 65):

Достигая дна ВДА.

В различных двенадцатишаговых программах содержится простая мудрость, которая, благодаря своей жизненной правде, становится поворотным моментом для множества людей, ищущих помощи. Эта поворотный момент может произойти до того, как человек познакомится с программой ВДА. Некоторые проходят поворотный момент спустя годы мучительного выздоровления в ВДА с незначительными на первый взгляд результатами. Мудрость ВДА состоит в следующем: «Только достижение дна может сподвигнуть человека к решительным действиям, которые в дальнейшем приведут его к устойчивым результатам.

Подобно участникам других программ выздоровления, взрослый ребенок должен достигнуть дна. Он или она должен осознать это дно и обратиться за помощью в поиске нового образа жизни. Мы не сильно отличаемся от алкоголика, который ищет помощи от разрушительного воздействия алкоголизма. В ВДА мы ищем спасения от собственной фальшивой личности и одержимой склонности причинять себе вред. Наша зависимость предоставляет нам целый спектр способов нанесения ущерба самом себе. Для причинения себе эмоционального или физического ущерба, многие взрослые дети употребляют химические вещества, еду, секс и отношения, по отдельности или в сочетаниях. Мы встречали зависимых от наркотиков взрослых детей, которые играли в азартные игры или неконтролируемо употребляли пищу. Наркотики и компульсивное переедание сочетаются с беспорядочными отношениями. Это может привести к сумасшедшей гонке за наркотиками и сексом или романтическими отношениями. Саморазрушение достигает апогея и в итоге приводит к краху. Многие считают это достижением дна, но это только один пример из массы «нижних пределов» и кризисов в ВДА.

В моменты отчаяния некоторые из нас обращались за профессиональной помощью. Нам ставили диагнозы, которые превращались в ярлыки и ничего не проясняли в нашем состоянии. Несмотря на высокую осведомленность о феномене взрослого ребенка в обществе и среди профессионалов, лечение, которое нам предлагают, не всегда учитывает дисфункциональность, пережитую нами в детстве. В ряде случаев достижению дна присваивают другой ярлык, что откладывает наш приход в ВДА. Признание того, что мы достигли дна, употребляя наркотики, контролируя или проявляя другие виды компульсивного поведения, является критически важным первым шагом в направлении ВДА. В ВДА мы получаем понятную нам весть о выздоровлении, которое включает работу по Двенадцати Шагам, формирование собственного любящего родителя и установление связи с Внутренним Ребенком. Некоторые из нас называют своего внутреннего ребенка своей Истинной Личностью.

Дать определение дну в ВДА точно не является целью этой главы. Тем не менее, наш опыт показывает, что в этом важном аспекте выздоровления существует много общих моментов. Без достижения и признания дна человек не может глубоко погрузиться в программу ВДА и в полной мере воспользоваться дарами выздоровления. Такой человек проходит мимо своей боли. Мы встречали взрослых детей, которые-то приходили, то уходили из ВДА, не признавая, что в их жизни уже наступило дно. При этом качество жизни таких людей не улучшается или продолжает ухудшаться.

Достижение дна у разных людей может протекать по-разному. Тем не менее, обычно у всех людей дно приводит к исчерпанию всех ресурсов, недостатку любви к самому себе и системному причинению себе вреда. Человек, достигший дна, может допускать пренебрежение или насилие со стороны других людей. Когда дно еще не достигнуто, человек может страдать от отрицания, что приводит к разрыву связей с родственниками и друзьями. В такой момент взрослый ребенок обычно оказывается в изоляции или с головой погружается в работу, избегая обращаться за помощью. Он пытается манипулировать теми, кто еще общается с ним.

Многие взрослые дети достигают дна совершенно по-другому. Они располагают ресурсами и планируют радужные перспективы или свершения, при этом их дно возникает вследствие неспособности установить глубокие связи с другими людьми. Жизнь таких людей становится неуправляемой из-за перфекционизма и отрицания, которые возводят непреодолимую стену между ними и окружающим их миром.

Этих высокофункциональных взрослых, кажется, окружает атмосфера успеха. Своей мнимой самодостаточностью они заглушают желание обратиться за помощью, но глубоко внутри чувствуют себя оторванными от жизни. Их дном становятся приступы панического страха, провалы в депрессию, которые камуфлируются работой или новыми отношениями.

Есть и другие взрослые дети, которые оказываются на дне вследствие вспышек гнева или сумасбродного поведения. Такие взрослые дети в свое время играли роль преследователя или спасателя. Эти люди могут использовать агрессию или манипуляции, чтобы не жить согласно принятым правилам. Мысли и поведение таких людей обычно искажены нечестностью и недоверием. Такие люди могут жить в одиночестве или быть окруженными людьми, которые их боятся. Этот сценарий может развиваться до достижения дна, которое неизбежно возникает как результат насилия или пустоты, присутствующей в отношениях.

Бывает и дно, называемое «розовое облако иллюзий», когда человек приходит в ВДА, быстро достигает улучшения своего состояния, и перестает посещать собрания. Посещая собрания ВДА, человек, возможно, впервые в жизни чувствует принятие и надежду. Он курсирует c собрания на собрание, находясь в состоянии блаженства. Он открыто делится с другими рассказами о семейной дисфункциональности. Постепенно он начинает ощущать улучшения в отношениях с людьми и своем образе мыслей. Спустя некоторое время человек покидает ВДА, так и не впустив программу в свою жизнь. Многие из таких взрослых детей возвращаются к деструктивному поведению. Они забывают о том, что семейная дисфункциональность является прогрессирующим заболеванием, исход которого может быть фатальным. Если им повезет, они со временем возвращаются в ВДА. Они говорят, что их жизнь стала более одинокой, чем когда-либо. Они отмечают развитие своей дисфункциональности или увязают в состоянии неблагополучия.

Погружение на эмоциональное дно может быть спровоцировано различными факторами или происходить как результат прогрессирования заболевания семейной дисфункциональностью. Это прогрессирующее заболевание, которое со временем становится все тяжелее. Оно может выразиться в употреблении наркотиков, созависимости или других видах компульсивного поведения, которые так усиливаются, что наша жизнь и здравомыслие оказываются под угрозой. Наше нездоровое поведение становится все боле опасным. Или же мы переключаемся на другие виды поведения, которые погружают нас на дно еще быстрее.

В чем бы ни проявлялось дно взрослого ребенка алкоголика, есть одно сходство: покидание самого себя. Наши действия по отношению к другим людям могут быть разрушительными, но в конечном итоге они разрушают нас самих, потому что причиняя ущерб другим, мы отдаляемся от самих себя. Такими действиями мы предаем себя. Мы перестаем верить в то, что заслуживаем спасения. Любое дно приносит эмоциональную боль, потому что отрывает взрослого ребенка от реальности. Уровень боли может быть различным в зависимости от нашей способности переключаться с одной зависимости на другую, но наличие боли неизменно.

Поражает уровень интенсивности боли, которую взрослые дети могут выдерживать, не признаваясь перед самими собой в том, что достигли дна. Будучи взрослыми детьми, мы привыкли терпеть зашкаливающие «дозы» насилия и одиночества. Даже те из нас, кто присоединился к ВДА давно, страдали в свое время от сильнейшей эмоциональной боли и не верили, что она когда-либо прекратится. Мы стискивали зубы, терпели или усиленно молились. Среди нас есть те, кто страдал молча до полной потери чувствительности, когда казалось, что чувства умерли.

Вне зависимости от того, насколько заморожены наши чувства, эмоциональная боль разрушает нас физически и морально, и только действия могут помочь избавиться от этой боли. Если мы страдали на протяжении длительного периода, как правило, мы носим в себе какую-то тайну или скрытый страх, который блокирует процесс нашего выздоровления в программе. Обычно причина этого страха нам известна. Если мы молимся и сохраняем спокойствие, мы увидим, в каком направлении двигаться. Мы больше не одиноки.

Многие из тех, кто уже работал по замечательной программе Двенадцать Шагов в АА, Ал-Аноне и других сообществах, приходят в ВДА, чтобы избавиться от стыда и обрести чувство целостности. Они достигли значительного прогресса в других областях, но чувствуют, что чего-то не хватает. Работая по Шагам в ВДА, такие люди могут открыть в себе новое дно или столкнуться с необходимостью выздоравливать на более глубоком уровне. Такие участники программы узнают о концепциях Любящего Родителя и Внутреннего Ребенка. Собрания ВДА могут разблокировать у таких людей печаль, которая была скрыта в течение долгих лет.

Дно в ВДА может быть не только эмоциональным или духовным, но и физическим. Участники программы ВДА свидетельствуют о том, что оказываясь на дне, они испытывали ощущения ломки на физическом уровне. Ломка могла выражаться в спутанности мыслей или потере аппетита. Если у таких людей возникали проблемы в отношениях, они переживали сильнейшие чувства одиночества и покинутости.

Эмоциональная боль всегда кажется невыносимой, настолько она сильна.

Мы не осуждаем тех, кто в ВДА оказался на дне или в срыве. Срыв в ВДА может включать в себя возврат к нашей зависимости, проявление черт выживания или активизацию семейной роли. Другие типы срывов в ВДА могут включать в себя переедание, компульсивный секс, употребление наркотиков или нахождение в отношениях с применением насилия без четкого плана выхода из них. Дно или срыв лечат действиями и осознанием себя с помощью программных инструментов.

Вторичные зависимости — наркотики, еда и др.

Многие взрослые дети приходят в ВДА и начинают выздоравливать. При этом, выздоравливая в ВДА, некоторые остаются зависимыми от наркотиков, алкоголя, еды, игр или компульсивных трат. Такие зависимости принято называть «вторичными», они проявляются, когда мы начинаем работать со своим стыдом или покинутостью. Нашими первичными зависимостями являются такие проявления со-алкоголизма как страх, состояние возбуждения и боль. В каждом со-алкоголике (созависимом) находится своего рода «притон зависимостей». Как бы странно это ни звучало, мы можем получать от страха и возбуждения состояние кайфа или облегчения. То же самое можно сказать и про боль, хотя обычно нам не нравится «кайф», возникающий вследствие боли.

Многие из нас знали о своих вторичных зависимостях, но старались не думать о них, убегая в развлечения или отрицание. Эти зависимости могут привести нас на дно и поставить перед необходимостью системно работать по Шагам и работать с психотерапевтом. Наш опыт показывает, что люди, продолжающие употреблять наркотики, вовлекаться в компульсивные сексуальные связи или находиться в других зависимостях, не могут ощутить преимущества выздоровления в ВДА — любовь к себе и умиротворение.

Воздействие таких вторичных зависимостей является таким сильным, что заставляет взрослого ребенка действовать против его воли. ВДА считает, что в этом случае взрослый ребенок лишен выбора и не может удержаться от нанесения вреда самому себе, однако Бог, как мы Его понимаем, гораздо могущественнее, чем любая зависимость.

Большинство из нас в той или иной степени коснулись дна или оказались в состоянии срыва. В нашей жизни бывали черные дни или полосы, когда у нас опускались руки. Изменить ситуацию было больнее, чем оставаться в ней, поэтому мы надолго «залипали» в болезненных ситуациях. Некоторые входили в состояние отчаяние, благодаря которому обращались за помощью. Другие с удивлением узнавали о существовании ВДА и хватались за нее как за спасательный круг. Люди, попавшие в ВДА таким образом, не имели четкого представления о том, что они ищут, но как бы то ни было, они пришли в сообщество.

Большинство взрослых детей, оказавшихся на дне в состоянии кризиса, потеряли надежду и считают, что им нельзя помочь. При этом не всем удается признать, что они достигли дна. Когда мы приближается ко дну, многие из нас находят в себе силы мобилизоваться и сделать вид, что все идет нормально, однако, это не предотвращает полного погружения на дно. Ничего не меняется. Мы все те же, мы все также стремимся за чем-то недостижимым, что оказывается совсем ненужным, когда оказывается в наших руках. Наше упорство в некоторых случаях является для нас своего рода употреблением. Такое поведение внешне выглядит как социально приемлемое, поэтому в нем трудно распознать признаки срыва.

Наш первооснователь Тони А. описывал дно в ВДА следующим образом: «Взрослый ребенок представляет собой непрерывный личностный кризис, постоянно находясь в состоянии личностного кризиса». Это означает, что мы появились в условиях кризиса и настолько привыкли к нему, что нам трудно представить, что можно жить по-другому. До прихода в ВДА мы можем до бесконечности оставаться в кризисной ситуации, считая при этом свою жизнь нормальной и подконтрольной нам.

Сигналы, предупреждающие о приближении дна или срыва, включают в себя: изоляцию и отказ посещать собрания, постоянные споры или неспособность согласиться с другой точкой зрения, сплетни, потерю цели или возвращение к роли семейного героя, потерянного ребенка, шута, халатное отношение к выздоровлению, невыполнение Шагов, чрезмерную рационализацию, отказ выполнять служение в ВДА, компульсивное употребление наркотиков, еды, сексуальных отношений, перфекционизм, неспособность говорить о своих чувствах, постоянная самокритика.

Тело, разум и дух

Товарищество ВДА до сегодняшнего дня не опубликовало ничего по теме дна. Мы разделяем рассказы о насилии по отношению к нам, пережитом в детстве, и критическое осмысление и признание того, что мы достигли дна. Насилие, пережитое в детстве, не является дном в ВДА. Насилие и пренебрежение помогли нам увидеть, что такое дно, но они не создают мотивации для значимых перемен. Мотивация проистекает от отчаяния, возникающего когда мы снова проявляем черты выживания или поведение, характерное для взрослых детей. Такое поведение помогало нам выжить в родительской семье. Оно могло включать в себя угодничество, покорность или незаметность. Выздоравливая, мы хотим измениться, но это требует усилий и сосредоточенности. Мы хотим получить то, чем располагает ВДА, но для этого в нас должна присутствовать готовность вложить усилия и в собственное выздоровление, и в служение.

Мы выросли, но продолжаем страдать от последствий алкоголизма или семейной дисфункциональности. Пережитое в детстве насилие и наш образ жизни во взрослом возрасте создали невыносимые условия как для нашего тела, так и для разума и духа. Взрослых детей иногда называют «тяжело раненые, переносящие болезнь на ногах», потому что находясь в состоянии эмоционального и духовного банкротства, они продолжают утверждать, что с ними «все в порядке».

Данный анализ не является попыткой пристыдить. Мы написали о дне в таком ключе, чтобы познакомить людей с критически важной частью выздоровления ВДА. Взрослые дети, которые не могут осознать, что достигли дна, продолжают тиражировать ошибки прошлого и не могут ощутить всю пользу программы ВДА. Они так и не чувствуют себя в безопасности и не распознают собственные чувства.

Существует несколько причин, по которым дно взрослого ребенка трудно распознать или описать. Дно часто замаскировано защитными типами поведения, например, мнимой самодостаточностью, и это сбивает с толку и самого взрослого ребенка, и его окружение. В большинстве случаев такое защитное поведение представляет собой различные формы сопротивления.

Клинические исследования, в ходе которых оценивали уровень устойчивости взрослых детей, не придали значения тому, что такое «положительное» поведение может представлять собой срыв. Например, работа с утра до поздней ночи, разрушающая здоровье и социальную жизнь, чаще всего является следствием страха перед начальством или угодничества. Такие качества характера деструктивны и опустошительны. Они трансформируются к косность и перфекционизм, приводят к пассивно-агрессивному отношению к работе. Устойчивость к внешним воздействиям формируется как реакция на насилие, пережитое в детстве. Внешне такой взрослый ребенок выглядит надежным сотрудником, но в действительности это может быть формой защитного поведения, направленного на поиск одобрения со стороны социума.

В работах Гравица и Боудена о взрослых детях говорится о том, как адаптивное поведение ВДА превращает взрослого ребенка в призрака, невидимого ни ему самому, ни обществу. Такая социальная «незаметность» может помешать определению дна или срыва.

«Вследствие того, что защитное поведение взрослых детей выглядит со стороны как поиск одобрения и является социально приемлемым, их проблемы часто остаются незамеченными», - пишут авторы. «Многие входят во взрослую жизнь, отгородившись своей силой воли как щитом. Такие люди выживают, не получая удовольствия от жизни».

Не все взрослые дети отрицают свое дно и срыв в защитное поведение. Посещение собраний ВДА и общение с наставником помогает взрослому ребенку распознать, когда он действует под влиянием черт выживания, чтобы заглушить боль, а когда при помощи инструментов выздоровления проживает свою боль.

Умение выживать и устойчивость к внешним воздействиям вызывают восхищение, однако, в ВДА мы учимся не ограничиваться только выживанием. Мы стремимся к настоящему выздоровлению и к связи с Высшей Силой, приходя к пониманию, что мы ценные и достойны любви такие как есть. Тем не менее, процесс выздоровления требует времени и терпения. Это не просто.

Многие взрослые дети алкоголиков в процессы выздоровления много раз касаются дна, особенно когда начинают разбираться в глубоко похороненных болезненных чувствах и ощущении собственной никчемности. Не теряйте надежды. Благодаря работе по Двенадцати Шагам, усердным молитвам и общению с другими членами сообщества ВДА в безопасной обстановке, мы снова обретаем своего внутреннего ребенка.

ВДА — для тех, кто хочет выздоравливать, а не для тех, кто вынужден это делать. ВДА помогает взрослым детям, которые способны честно признать, что они на дне, и принять твердое решение посещать собрания и работать по Шагам для того, чтобы обрести своего Внутреннего Ребенка и настоящую связь с Высшей Силой. Многие взрослые дети тратят годы, посещая собрания, но не признавая своего дна. Такие люди не могут сосредоточиться и глубоко погрузиться в эту живительную программу. Они приходят на собрания, но как только чувствуют улучшения, исчезают и больше не появляются.

Подобно алкоголику, который склонен использовать окружающих и манипулировать ими, чтобы найти деньги на выпивку, взрослые дети используют свои собственные ресурсы, чтобы не просить помощи у окружающих. Мы можем до последнего оставаться в тяжелейшей ситуации на работе или в отношениях и не обращаться за помощью. Это вполне естественно для нас, так как воспитываясь в атмосфере насилия мы привыкли заглушать свой зов о помощи. Это означает, что взрослым детям вдвойне трудно просить о помощи. Обретая целостность, мы пресекаем свое сопротивление и начинаем обращаться за помощью.

В ВДА на собраниях и в процессе духовного роста мы учимся извлекать опыт из каждого переживаемого нами срыва. Если мы активно работаем по программе ВДА, продолжительность и глубина срывов уменьшаются, а сами срывы становятся менее болезненными.

Хотя ВДА не избавляет от боли и страха перед срывом, наше товарищество оказывает нам эмоциональную и духовную поддержку. В сообществе мы проживаем моменты, которые становятся фундаментом для осознанной жизни в гармонии со своими чувствами, с дружеской поддержкой и надеждой.

Благодаря таким моментам мы учимся говорить о своих чувствах и бережно обращаться с самими собой. Мы стараемся не замыкаться в изоляции и не вести себя агрессивно по отношению к другим людям. Мы начинаем с доверием проживать жизнь и принимать ее условия. Мы не одиноки. Сегодня мы понимаем, что сейчас мы уже не дети без права голоса и что можем жить по-другому.

Бесплатный хостинг uCoz