неутверждённый перевод

 Тексты для Взрослых Детей

Глава 12(стр. 391)

Срыв в ВДА

У выздоравливающих в ВДА людей случаются срывы. При срыве очень важно вновь вернуться к программе. Срыв в ВДА активизирует черты, которые сформировались у нас в процессе воспитания в дисфункциональной семье. Мы воспроизводим те же страхи, ненависть к себе и покинутость, которые сопровождали нас в детстве. Срыв может принимать множество различных форм, но у всех срывов ВДА есть одна общая черта.

Срыв в ВДА может вернуть нас к поведению, которое наносит нам вред. Такое поведение может включать в себя переедание, вызванное эмоциями, употребление наркотиков, компульсивные сексуальные отношения и другие виды вредного поведения. В срыве мы можем стать агрессивными и властными или эмоционально терроризировать окружающих. К нам может вернуться наш критический внутренний родитель. Мы также можем обнаружить себя в ситуации контроля отношений, не основанных на честности и доверии. Мы можем чувствовать себя использованными.

Срыв в нашей программе может быть незаметным, постепенным или внутренним. Хотя существуют различные формы срывов, всем им присущи такие общие проявления, как наличие своевольного контроля, манипуляций, нечестность и ослабление связи с нашей Высшей Силой. Иногда к срыву может привести одно лишь неправильное действие. Иногда мы можем обнаружить себя в срыве, когда вовлекаемся в нездоровое поведение на протяжении длительного времени, не предпринимая честных попыток изменить свои действия. Предвестниками срыва могут быть следующие виды поведения: замалчивать то, что нас расстраивает, хранить секреты, обходиться без спонсора, посещать собрания, но при этом не работать по программе Двенадцати Шагов, посещать собрания ВДА, но при этом работать только по Шагам другой Двенадцатишаговой Программы, избегать дружеских отношений, уходя в изоляцию, заменять одну зависимость на другую, не менее разрушительную, пропускать собрания или вообще перестать ходить на собрания, флиртовать с новичком заменять собрания ВДА посещением других Двенадцатишаговых групп или групп личностного роста, считать себя выздоровевшим.

Когда мы считаем себя выздоровевшими, мы ошибочно заключаем, что ВДА является ограниченной программой, которая помогает наладить только некоторые сферы нашей жизни, например, последствия насилия. В действительности, ВДА является образом жизни, который может улучшить все без исключения аспекты нашей жизни. Если мы работаем по этой программе, мы можем опереться на ВДА и получать эмоциональную и духовную помощь. Мы разбираем свои страхи и боль и испытываем духовное пробуждение, которое преображает нас. Мы продолжаем посещать собрания год за годом, чтобы получить возможность не прерывать процесс духовного роста и передавать другим то, что мы получили в свое время. Нашей наградой является эмоциональная трезвость и личностные перемены, которые из запуганного человека превращают нас в личность, опирающуюся на Бога. Глубокие перемены, происходящие в нас, помогают нам обрести свою истинную личность. Мы осознаем, что Бог – это реальность, и что он доступен для нас. Обычным результатом духовного пробуждения в ВДА является понимание, что Дух Вселенной существует.

Некоторые истории, приведенные в этой главе, рассказывают о срывах, связанных с романтическими отношениями. Наряду с этим существуют и срывы, вызванные обстановкой на работе или взаимоотношениями, которые не носят романтический характер. У нас может быть срыв на работе, вызванный трудоголизмом, из-за которого мы начинаем пренебрегать программой. Переставая посещать собрания и избегая взаимодействия с другими людьми, мы покидаем самих себя. Нам не удается найти время для отдыха от работы или для развлечений. Бывают ситуации, когда мы оказываемся в срыве из-за общения со своими родителями, пытаясь выжать любовь или признание от людей, которые не способны нам дать ни того, ни другого. Некоторые из нас в течение длительного времени лелеяли надежду на то, что родители в конце концов полюбят и поймут нас, но похоже, что это никогда не наступит. Мы отвлекаемся от нашей программы и сосредотачиваемся на чужих потребностях, что в конечном итоге разрушает нас. Таким поведением мы воссоздаем наше чувство покинутости и наносим себе вред. Нам следует отстраниться от таких биологических взаимоотношений и сосредоточиться на высвобождении своего истинного родителя. Многие из нас считают Высшую Силу родителем, который никогда нас не покинет. Если мы обнаруживаем себя в срыве из-за общения со своими родными родителями, мы молимся о даровании силы для того, чтобы сосредоточиться на себе и на программе ВДА. Мы обращаемся к Богу.

Таким образом, многие члены ВДА опираются на программу и достигают значительных перемен, но при этом откатываются назад, когда начинают романтические отношения. Это не повод для тревоги. Когда это происходит, мы применяем то, о чем узнали на собраниях и из этой книги. Мы делаем обзор своей работы по Шагам, ведем дневник, общаемся со спонсором и посещаем собрания. Мы рассказываем о том, что происходит в нашей жизни. Мы делаем паузу и осознаем, что учимся жить по-другому. Мы учимся постепенно. Мы принимаем тот факт, что, осваивая новый способ жить, мы не всегда выглядим «комильфо», но наша группа поддержки ВДА принимает нас и такими. Мы знаем, что наше выздоровление не должно быть совершенным, но в работе по программе нам следует быть искренними и избегать полумер.

В своих отношениях мы применяем программные принципы смирения, честности и личной инвентаризации. Мы просим о помощи свою Высшую Силу. Мы не перестаем посещать собрания и работать по программе из-за того, что наши силы уходят на развитие отношений. Решения относительно наших отношений могут быть найдены на собраниях ВДА и в литературе, а не в борьбе за отношения.

Срыв может побудить нас испытать программу в полевых условиях. Когда мы чувствуем бессилие и наша жизнь становится неуправляемой, мы рассматриваем возможность вернуться к программе ВДА. Многие люди, которые пережили срыв, испытывали страх, что если они вернутся в ВДА и расскажут о срыве, их осудят. В срыве мы забываем, что ВДАшная семья не похожа на нашу дисфункциональную семью. Нас не осудят, но нам могут дать стимул более активно работать по программе и применять Двенадцать Шагов. Шаги работают, если мы работаем по ним открыто и честно. ВДА является примером здоровой семьи, которую нам не пришлось познать в детстве. ВДА дает нам второй шанс.

Члены ВДА делятся своим опытом срыва и возвращаются на собрания.

Когда мне кажется, что со мной все в порядке, я знаю, что у меня проблемы.

Срыв для меня – это когда мне начинает казаться, что у меня нет проблем. Тревожными знаками являются мысли о том, что я могу контролировать свою жизнь без помощи Бога, без программы и не работая по Шагам. Часто мне кажется, что я знаю, что делать, хотя в действительности совсем не знаю. Я нуждаюсь в программе и в Высшей Силе, чтобы принимать в своей жизни здравые решения.

Я слышал шутку о подходах к преодолению зависимостей в различных двенадцатишаговых программах. В АА идут на охоту и убивают льва. В Анонимных Обжорах ловят льва, сажают его в клетку, выпускают из нее трижды в день и постепенно приручают. В ВДА мы находим льва, ловим его, сажаем в клетку, а затем сами входим в нее.

Я рассматриваю срыв в ВДА как иллюзию, что льва не существует. Игнорируя льва, мне кажется, что я не буду просыпаться в клетке, выполнять необходимую работу, чтобы смирить льва и выйти из клетки.

Я променял программу на женщину.

После двух лет в программе я женился на блестящей, красивой и амбициозной женщине. Она совсем не была похожа на мою мать. Поскольку я стал больше времени проводить с женой, я реже посещал собрания. Мы переехали в небольшой, окруженный садами район на окраине города, далеко от места нашей работы. Я продолжал общаться с друзьями по программе, но был слишком занят своей влюбленностью, чтобы ездить на собрания вместо того, чтобы проводить время с любимой. Я утратил контакты со многими программными людьми. В последний год нашего брака у нас начались проблемы, но даже когда мне было больно, я не ходил на собрания. Я не хотел признать, что у меня начались проблемы с моим «идеальным» браком.

Мне нужно было довести свою жизнь до полного хаоса, прежде чем я признал, что мне необходимо вернуться в ВДА. Я находился в процессе развода. Мне пришлось объявить себя банкротом, так как я задолжал тысячи долларов кредиторам. Меня не покидало ощущение, что три года моей жизни прошли совершенно впустую.

Когда я вернулся в программу, я начал посещать шесть собраний в неделю. За один год в программе я узнал о себе больше, чем за прошедшие пять лет, так как в течение этого года мне пришлось работать изо всех сил, чтобы облегчить свою боль. Я вызвался нести служение. Я решил, что мне не обязательно высказываться на каждом собрании, и благодаря этому у меня появилась возможность больше слушать. Если я не чувствовал себя в своей тарелке на какой-либо группе, я находил другую группу, чтобы не было поводов пропускать собрания. Я нашел людей, которые были мне симпатичны и поддерживали меня. Я избавился от ощущения, что я потерпел поражение в браке, потому что понял, что я всего лишь сделал ошибку в суждении, которую я не повторю.

Еще одним видом срыва для меня являются ситуации, когда я не останавливаю себя перед совершением неправильного поступка. Сейчас мне удается «поймать» себя до того, как я начинаю действовать необдуманно, или, по крайней мере, в процессе действия. Сейчас, если я чувствую угрозу, я «сбрасываю скорость», объективно смотрю на ситуацию и только потом принимаю решение, как вести себя по отношению к проблеме. Не всегда я принимаю оптимальное решение, но я вижу приближающуюся опасность достаточно заблаговременно, чтобы успеть избежать ущерба. Я не драматизирую. Чем чаще я удерживаю себя от компульсивных действий, тем более осознанным становится мое поведение. Занавес отрицания сорван, и я трезво оцениваю свои активы и пассивы и веду себя адекватно происходящему. Я рад, что не тиражирую дисфункциональные шаблоны поведения; вместо этого я меняю в себе то, что могу. В последнее время я начал избегать ситуаций, которые могут спровоцировать мое неадекватное поведение.

Безусловно, Бог помогает мне менять то, что я в силах изменить, когда я препоручаю Ему свою волю и жизнь. Часто случается, что когда я отпускаю контроль над трудными или нестабильными ситуациями, я не испытываю эмоциональный раздрай. Сейчас я легко проживаю ситуации, в которых раньше мое поведение приводило к катастрофе. Обычно я ожидал предупреждения об опасности, а за ним следовала травмирующая ситуация. Когда дела шли плохо, я верил в то, что в дальнейшем будет еще хуже. Более того, я сам вызывал ситуации, в которых было «еще хуже». Больше я не наношу себе вред таким образом.

В течение первых двух лет в программе ВДА я узнал о том, что взрослые дети обладают определенными характеристиками, а также о способах преодоления своего дисфункционального поведения. Я признал, что мой отец был алкоголиком. Я узнал о взаимосвязи алкоголизма и семейной дисфункциональности. Я понял основные механизмы дисфункциональности и причины, по которым люди ведут себя именно так, как они себя ведут. Сейчас я работаю над собой и помещаю в центр своего внимания собственное поведение.

Мне было трудно освоить эти простые принципы поведения, потому что они переворачивали дисфункциональные установки, усвоенные мной с детства и составившие основу моей жизни. В ВДА я возвел солидный фундамент на твердой почве и теперь строю на нем счастливую и здоровую жизнь.

То, что я меньше всего хочу разглашать.

Я думала, что срыв в ВДА – это только иллюзия, потому что в действительности отката назад не происходит, временами бывает лишь очень нестабильное движение вперед. Затем я вспомнила свою первую после года в ВДА попытку строить отношения. Моя жизнь наладилась. Я участвовала в многочисленных группах по проработке гнева и открытию своего Внутреннего Ребенка, и чувствовала себя так хорошо, что решила: пришло время попробовать снова завести отношения. И сразу же оказалась вовлечена в отношения с активным сексоголиком.

Я не прекращала ходить на собрания, но я перестала быть на них предельно честной. Я стала выбирать, чем буду делиться, так как участники группы знали моего партнера. Даже на терапии я не хотела рассказывать о своих несовершенных отношениях, так как это было слишком стыдно. Мне случалось сталкиваться с проблемами в любых других областях своей жизни и свободно рассказывать об этом, но проблема в отношениях в моем понимании выглядела как серьезное поражение. Когда я делилась этими проблемами, куча людей давали мне советы, как мне нужно действовать; в итоге я перестала делиться.

Как известно, мы нездоровы настолько, насколько не выговорены, и у меня появлялось все больше секретов. Если сравнивать с уборкой в доме, то я провела генеральную уборку, но вместо того, чтобы продолжать регулярно наводить порядок, я распихивала мусор по углам.

Заводить отношения не было ошибкой, и никогда не будет ошибкой в будущем. Мне просто необходимо прорабатывать свои проблемы. Я не способна делать это в одиночку. Я пробую, иногда у меня не получается, но я учусь на своих ошибках. Успех – это встать на один раз больше, чем я упала.

Я разобралась, почему иметь проблемы в отношениях кажется мне таким стыдным. Я до сих пор слышу в голове голос своей мамы, которая говорила мне, что любая проблема в семье происходила из-за меня. Я сжилась и смирилась с этим чувством стыда, и чувствовала себя ответственной за поражения в своих личных отношениях.

В браке у меня тоже есть искушение заметать проблемы под ковер. Очень легко снова начать фильтровать, чем я буду делиться на собраниях, а чем не буду, так как группы людей до сих пор воспринимаются мной как опасность. И все-таки я решила задавать себе вопрос: «О какой конкретно проблеме ты не хочешь говорить?». Я использую этот вопрос в качестве средства распознавания проблемы, которую я хочу держать в тайне, потому что именно здесь скрывается моя болезнь. И именно об этом я и буду говорить.

Я уверена, что мое выздоровление будет длиться до тех пор, пока я продолжаю работать над ним. Я могу двигаться вперед быстрее или медленнее, в зависимости от того, какой выбор я делаю, но я не буду останавливаться в выздоровлении. Я продвигаюсь вперед, несмотря ни на что, и лишь мой выбор повлияет на то, как я при этом буду себя чувствовать.

Находясь у Бога в сердце.

В отличие от других программ, кажется, что в ВДА не иссякает поток людей, которые приходят и уходят. В других двенадцатишаговых программах срыв часто приводит к физической смерти. В нашей программе люди осваивают определенные принципы, которые они применяют, пока не почувствуют облегчение, а затем покидают сообщество, считая, что получили все, что им нужно для успешной жизни. Когда качество их жизни ухудшается, они возвращаются вновь.

Моя мать разошлась с отцом и препоручила меня заботе бабушки, когда мне был год. Спустя семь лет она забрала меня, и мы переехали в другую страну, а потом она покинула меня. Я стал ребенком с ключом на шее. У меня был ключ, чтобы открыть пустой дом, где я оставался один очень подолгу. Из этого я сделал вывод, что создан для того, чтобы быть покинутым, а также, что покидать других людей допустимо. Этот вывод оказал на мою жизнь разрушительное воздействие.

Я свыкся с одиночеством. От него нельзя было убежать. Окружающие люди должны были покинуть меня. Правилом моей семьи было «Не приближайся ни к чему и ни к кому слишком близко, потому что все это у тебя отнимется». Моя бабушка, которую депортировали с родины солдаты вражеской армии, усвоила этот урок и передала свой страх детям. А моя мать передала этот страх мне. Пока я рос, я хотел умереть, и я стал употреблять наркотики и алкоголь, чтобы притупить этот поглощающий меня страх. Мне нужно было ежедневно использовать такую анестезию.

Мне не хотелось идти в ВДА. Я пришел лишь потому, что хотел покончить с собой. Я потерял все, что имел в жизни, и терапевт посоветовала мне обратиться в программу Взрослые дети алкоголиков. Я был абсолютно поражен, когда услышал формулировку «Проблемы», прочитанную в начале собрания, и не мог поверить, что и другие люди жили так же, как и я. Что и другие вышли из таких же семей, как моя. Что их жизнь была совершенно беспорядочной. Что у них тоже были проблемы в отношениях, и они погружались в изоляцию. «Проблема» исчерпывающе описывала все мои характеристики, одну за другой. Я пришел в восторг, так как впервые в жизни я был не одинок. Участники собрания посоветовали мне работать по Двенадцати Шагам. Я с энтузиазмом принялся за дело. Я рассказывал окружающим о программе. Я посещал собрания выходного дня. Я нашел спонсора и начал работать по Шагам. Девять месяцев спустя я был так сильно вовлечен в выздоровление, что чувствовал себя великолепно, был здоров и полон сил. И тогда я начал отношения.

Я наконец-то обрел трезвость и стал заботиться о себе. Эти отношения были лучшими за всю мою жизнь. Я был уверен, что люблю ее, а она любит меня. Тем не менее, были вещи, которые омрачали наши отношения. Чем крепче она смыкала объятья и удерживала меня, тем меньше я нуждался в опеке. Я больше не нуждался в «якоре», так как обрел его внутри себя. Я чувствовал себя хорошо. У меня было все, что я хотел. У меня был человек, с которым я делил свою жизнь, который был мне верен.

К сожалению, я пренебрегал своим Внутренним Ребенком. Я не учитывал ни того, как мой Внутренний Ребенок реагировал на эти отношения, ни того, что он хотел. Я ограничивал своего Внутреннего Ребенка во всем, точно так же, как мои родители ограничивали меня. Я начал пропускать собрания, так как все эти переживания всплыли на поверхность. Мне казалось, что если я буду выражать свои чувства, я потеряю контроль над собой. И я перестал заниматься спонсорством и участвовать в выездных семинарах. Хотя я и посещал обычные Двенадцатишаговые группы, я старался не разбирать мои чувства относительно семейной дисфункциональности и изоляции в семье. Я мог с легкостью рассуждать о способах и методиках сохранения трезвости. Но я не мог выразить переполнявшие меня чувства.

Несмотря на то, что именно программа спасла мне жизнь, я все же отдалился от нее. Я обрел трезвость и порвал с наркотиками, но я медленно умирал. Сейчас основной моей задачей является установление контакта с ребенком, живущим внутри меня. Я и раньше активно работал над этим, но затем решил, что именно отношения помогут мне исцелиться. Я попал в глубокий срыв ВДА, так как поставил отношения выше, чем программу.

Мне сказали, что для успешной работы по программе, на первое место необходимо поставить Бога, на второе место – программу, а все остальное поместить на третий план. Если человек расставляет приоритеты в таком порядке, все остальное приходит само собой.

Мои отношения приобрели чрезмерную важность, и вскоре эти отношения отпали. Я благодарен Богу за девять месяцев, в течение которых я был глубоко вовлечен в программу, так как программные принципы автоматически работают для меня, когда я в этом нуждаюсь. Я знал, что мне следует возвращаться в программу снова и снова. Я знал, что мои отношения перекрывают мои чувства. Когда отношения прекратились, в моей душе как будто открылся ящик Пандоры. Я знал, что мне следует вернуться к программе и снова налаживать контакт со своим Внутренним Ребенком. Вернувшись в ВДА, я прорабатывал злость, потребность быть жертвой и взаимодействовал со своим Внутренним Ребенком. Я научился быть любящим родителем для себя. Я больше не вовлекал своего Внутреннего ребенка в небезопасные ситуации. Я также стал учиться защищать себя, чтобы стать способным защитить своего Внутреннего Ребенка. В результате предпринятых мной усилий по защите своего Внутреннего Ребенка и благодаря силе, полученной от сотрудничества со своим Внутренним Ребенком, я стал сильнее. Теперь мы оба процветаем.

Для меня выздоровление напрямую связано с духовностью. У меня никогда не получалось быть религиозным, но духовная часть программы мне очень помогла. Бог привел меня в программу, Бог вернул меня в нее после срыва, Бог помогал мне оставаться трезвым. Когда я безуспешно пытался обрести Бога, кто-то сказал мне: «Почему бы тебе не впустить Бога в сердце?». Мне показалось это хорошей идеей, пока я не подумал, что ведь если бы Бог поселился в моем сердце, он был бы величиной всего в несколько сантиметров. Поэтому я решил сам поселиться в сердце Бога. Не могу определить размер сердца Бога, но я помещаюсь внутри, также как и вы.

 

Бесплатный хостинг uCoz