неутверждённый перевод

 Тексты для Взрослых Детей

Глава 13 (401):

Отношения: применяя то, чему мы научились

ВДА помогает нам обрести желание применять в нашей повседневной жизни и в отношениях то, чему мы научились в программе. Если мы хотим измениться, нам необходима готовность применять принципы Шагов и относиться к себе с вниманием и заботой.

Результатом работы по программе ВДА является движение от созависимого поведения к здоровым отношениям. Мы не утверждаем, что наши отношения изменятся за один день, но они изменятся, даже если раньше нам это казалось невозможным. Отношения служат нам барометром того, насколько успешно мы применяем программу ВДА в жизни.

Благодаря ВДА мы узнали о том, что существует широкий спектр отношений, который не ограничивается романтическими связями. Для многих из нас это стало открытием, потому что у нас не было друзей, и мы стремились придавать всем нашим отношениями оттенок флирта, что приводило к боли и одиночеству. В ВДА мы узнаем о том, что помимо романтической связи существуют дружба, деловые отношения, приятельство. Мы также узнаем о том, что не состоять в отношениях тоже нормально. В выздоровлении мы учимся жить в одиночестве, но это не одно и то же, что состояние изоляции, в котором мы находились до прихода в программу.

Благодаря программе ВДА мы вовлекаемся в неизведанные нами раньше полноценные и открытые отношения. Некоторые из нас становятся старшим братом или сестрой для ребенка из неполной семьи. Такие отношения наполняют смыслом жизнь тех из нас, кто не заводит детей из опасения нанести им вред или недостаточно заботиться о них. В ВДА мы учимся доверять себе и заботиться о детях.

Еще одним видом отношений может стать наставничество на работе по отношению к новому сотруднику. В таких отношениях мы становимся командой вместе с новичком и помогаем ему овладеть профессиональными знаниями и навыками. Применяя умение слушать и терпение, которым мы научились в ВДА, мы можем сделать эти отношения очень приятными и значимыми. Проработав в программе свой контроль и перфекционизм, мы даем окружающим возможность ошибаться и учиться на своих ошибках.

Мы узнали о том, что не все отношения обязательно должны перерастать в романтические или сексуальные. Когда нам удается проработать чувства покинутости и стыда, мы перестаем рассматривать окружающих нас людей как средство исцеления от страха покинутости. Мы больше не используем окружающих нас людей для того, чтобы сосредоточить внимание на них и отвлечься от своих чувств. В конечном итоге мы перестаем проявлять двенадцатую черту списка грязного белья. Мы больше не чувствуем покинутость так сильно, чтобы продолжать отношения, в которых отсутствует любовь.

В ВДА мы начинаем относиться к окружающим нас людям как к заслуживающим внимания личностям, не стремясь обладать ими. Это и есть освобождение от созависимости. Некоторые из нас впервые в жизни завели настоящую дружбу. Часто такая дружба возникает внутри ВДА. Многие из нас не умели дружить, пока не начали работать по программе ВДА. Теперь некоторые люди называют нас друзьями, и это один из подарков ВДА. Это результат проделанной работы. Теперь мы понимаем, что такое настоящая дружба.

Романтические отношения часто вызывают страх у взрослых детей. Даже те из нас, кто годами работал по программе ВДА, может испытывать трудности в близких отношениях. В большинстве случаев, трудности в отношениях являются признаком того, что мы не до конца проработали свой страх покинутости. Этот страх чаще всего сопровождается страхом чувствовать. Нам следует перестать бояться того, что мы не сможем справиться со своими чувствами. Мы можем. Сейчас у нас есть ВДА. Мы больше не должны, как в детстве, подавлять свои чувства или страдать от боли и одиночества, выражая их.

Выздоравливая, мы учимся думать об отношениях до того, как они начинаются. Это необычно для нас. До прихода в ВДА нам было свойственно «оказываться» в отношениях спонтанно. Мы вели себя импульсивно и стремились к бурным эмоциям. При возникновении проблем мы чувствовали себя в ловушке, но нам не хватало смелости выйти из отношений. Нас волновало, что о нас подумают, или мы упрямо продолжали верить в то, что мы сможем исправить эти отношения. Но ничего не менялось. В ВДА у нас есть возможность поступать по-другому. Нам дали выбор. Мы получили возможность обдумывать свои действия заранее.

Поскольку отношения могут меняться, мы просим новичков, приходящих в программу, хотя бы год не заводить новых отношений. Причины этого очевидны. Находясь в отношениях, мы становимся уязвимы. Мы стремимся понравиться и склонны сосредотачиваться на другом человеке, а не на программе ВДА. Мы не можем по-настоящему выздоравливать, сосредотачиваясь на другом человеке, в ущерб работе по Двенадцати Шагам и посещению собраний.

Большинство из нас знает, что представляют собой нездоровые отношения. Их суть можно сформулировать кратко: попытка контролировать другого человека.

В здоровых отношениях обсуждаются чувства, присутствует взаимное уважение и доверие, а также честность. Стабильные близкие отношения включают в себя и другие качества, однако для начала достаточно хотя бы этих. Именно поэтому программа ВДА включает в себя такие принципы, как прозрачность чувств, уважение, доверие и честность.

Четвертый Шаг позволил нам многое узнать о чувствах и различных способах их выражения. Мы узнали, что чувства помогают нам устанавливать и развивать отношения не только с окружающими людьми, но и с Богом как мы его понимаем. Чувства позволяют нам рассказать окружающим о том, что мы злимся, чувствуем себя одиноко, сопереживаем или радуемся. Мы также узнали о том, что чувства других людей могут не совпадать с нашими. Мы узнали о том, что мы не обязаны чувствовать то же самое, что другие люди, однако, мы можем сопереживать человеку, испытывающему страх или покинутость. Такое сопереживание (эмпатия) крайне важны в близких отношениях. Мы можем любить и сопереживать, не забывая при этом, что мы не несем ответственности за чувства другого человека. Когда мы понимаем это, мы можем оказывать поддержку супругу или партнеру, не пытаясь исцелить его. Мы стараемся не интерпретировать чувства других людей. Мы можем выслушать их, но не давать советов, что следует делать. Чувства со временем проходят. Оказывается, что иногда лучшее, что мы можем сделать для поддержки любимого человека, это просто выслушать его. Мы можем позволить близкому выразить его чувства и попросить его выслушать нас, когда нам необходимо выговориться.

Придя впервые на собрание ВДА, мы поняли, что такое уважение. Мы увидели, что нас уважают и принимают такими, какие мы есть. ВДА не требовало от нас подписываться под обязательствами или выполнять обещания. Мы не были обязаны угодничать или подлизываться. Нас уважали за то, что мы выжили в родительской семье и нашли смелость обратиться за помощью. На своем самом первом собрании мы ощутили безусловное принятие и уважение по отношению к себе. Мы поняли, что тоже можем сосредоточиться на себе и относиться к себе с уважением.

Прямо просить о том, в чем мы нуждаемся, является составляющей частью уважения, позволяющей нам проявлять уважение к окружающим и не допускать пассивно-агрессивного поведения в отношениях. Мы можем прямо попросить о том, в чем нуждаемся, не ожидая, что окружающие прочтут наши мысли. В ВДА мы начинаем видеть разницу между прямой просьбой о том, что нам необходимо, и неадекватными ожиданиями в отношении других людей. Мы начинаем понимать, что нам действительно необходимо, а без чего можно обойтись. Это помогает нам понять наши истинные потребности и не путать их с желаниями. Мы проявляем уважение к другим людям, прямо сообщая им о том, что нам нравится, а что не нравится. Мы учитываем также то, что нравится и что не нравится окружающим нас людям.

Постепенно мы начинаем доверять другим людям, однако, доверие начинается с самих себя. Мы не можем доверять другим, пока не доверяем самим себе. Первое представление о доверии мы получаем в нашей группе поддержки ВДА. Именно в группе ВДА мы, возможно, впервые получили принятие и доверие. На собраниях ВДА мы можем открыто говорить о своей жизни, не боясь, что нас будут оценивать.

Другими словами, наши группы не совершенны. Случалось, что отдельные члены группы разочаровывали нас, но в целом мы можем доверять своей группе, которая выслушает нас и поддержит, когда мы находимся в плохом состоянии. Приходящие на собрания делятся не только плохим, но и хорошим, и радуются вместе с нами нашему росту и выздоровлению.

Такая обстановка доверия позволяет нам чувствовать себя более спокойно, когда мы делимся чувствами и надеждами с другим человеком. Мы знаем, что всегда можем обсудить свои трудности в жизни и в отношениях. Мы доверяем другим людям и принимаем их такими, какие они есть, не контролируя их мысли и действия. Доверяя, мы перестаем быть настороженно выискивать признаки покинутости. Мы отказались от своего необоснованного убеждения, что мы недостаточно хороши. С помощью своей группы мы перестали считать покинутость неизбежным итогом отношений.

Полагаясь на свою группу ВДА, мы знаем, что можем хорошо чувствовать себя вне зависимости от того, что делает или не делает наш значимый близкий. Мы знаем, что можем сосредоточиться на себе. У нас есть друзья, которым можно доверять. Мы перестаем зависеть от своих романтических отношений, потому что знаем, что наши потребности могут быть удовлетворены не только в них.

Чувства, уважение, доверие, честность являются основополагающими элементами любящих отношений. Близкие отношения невозможны без честности. О том, насколько важна честность, мы узнали еще в Первом Шаге. Мы признали свое бессилие перед последствиями воспитания в дисфункциональной семье. Мы честно рассказывали о том, что происходило в наших семьях. Мы нарушили основные правила «Не рассказывай» и «Забудь». Мы обрели честность в отношении семейных секретов. Сделать это было нелегко, так как нас всегда учили держать язык за зубами и не нарушать покой людей, которые имели над нами власть. Но нам следует быть честными в отношениях. Честность — это наша лакмусовая бумажка. Если кто-то хронически нечестен с нами, возможно, нам стоит подумать о прекращении отношений. Благодаря ВДА мы становимся более искренними в своих отношениях, и закономерно ожидаем искренности от окружающих нас людей.

Об отношениях можно написать много, но все ответы содержатся внутри нас. Умея выражать чувства и проявлять уважение, доверие и честность, мы больше не путаем любовь с жалостью. Как говорится в наших Обещаниях: «Мы научимся выбирать и любить людей, способных к любви и ответственности».

Наши отношения со своей семьей.

Узнав о существовании разных типов отношений, мы замечаем, что наши текущие отношения меняются благодаря тому, что в выздоровлении мы начинаем духовно и эмоционально расти. Наши близкие не всегда понимают и поддерживают перемены, происходящие в нашей жизни. ВДА является анонимной программой, поэтому мы не обязаны обнародовать свою причастность к этой программе. Тем не менее, некоторые из нас могут поделиться информацией с братом или сестрой. Некоторые наши родственники поддерживают наше решение присоединиться к ВДА. Другие относятся к программе с подозрением. Некоторым членам ВДА после начала выздоровления пришлось прервать отношения со своими семьями. Их родственники обвинили их в предательстве интересов семьи. Это не удивительно, ведь членам ВДА приходится сталкиваться с отрицанием и с семейными секретами. В этом случае член ВДА перестает участвовать в системе семейной дисфункциональности.

Если семья не поддерживает взрослого ребенка, это может его дестабилизировать, но в действительности поддержка всегда отсутствовала в таких отношениях. Нужно понимать, что в таких случаях семья лишает человека не поддержки и любви, а созависимой близости. Это очень важное различие. Мы ничего не теряем, кроме своей созависимости. Мы заменяем созависимость посещением собраний и сосредотачиваемся на себе.

Тем не менее, реакция членов семьи может напугать или разочаровать нас. Мы можем видеть их боль и желать помочь. ВДА учит нас тому, что мы бессильны перед другим человеком. Мы знаем, что можем изменить только себя. Мы не можем навязать ВДА тому, кто не хочет работать по этой программе.

Не все семьи отказываются от выздоравливающих родственников. Многие семьи оказывают им поддержку. Иногда в поисках нового способа жить к ВДА присоединяются браться, сестры и даже родители. В то же самое время, иногда родственники, в свое время отвергнувшие членов ВДА, могут изменить свои взгляды. Они становятся открытыми для общения, даже если они никогда не переступали порог ВДА.

Ниже приведены рассказы о том, как выздоровление меняет отношения с членами семьи и другими значимыми близкими. Они свидетельствуют об ощутимых переменах и серьезном личностном росте.

В нескольких рассказах говорится о процессе выздоровления без участия и поддержки значимых близких. Такие отношения усложняются, потому что в них меняется только один человек.

Моя семья думает, что я слегка спятил

Несмотря на то, что я был в семье младшим, мне всегда приходилось заботиться обо всех родственниках. Я никогда не решался отстаивать свои интересы или говорить «нет» кому бы то ни было. Я стал человеком, который решает чужие проблемы, потому что это было легче, чем решать свои собственные.

Сейчас мне трудно общаться с семьей. Когда родственники просят меня о чем-либо, я стараюсь вежливо отказаться, не обижая их. Но отказываясь, я всегда чувствую себя неловко. Часто родные смотрят на меня такими глазами, как будто я не имею права отказать им. Они считают, что я должен делать для них все, о чем бы меня ни попросили.

Я больше не общаюсь со своей сестрой, потому что она не понимает меня. Она говорит, что я перестал быть «нормальным». Она и другие родственники считают, что на мое поведение сильно повлияла смерть другой моей сестры. Они действительно считают меня сумасшедшим.

Никто из моей семьи не понимает, для чего я меняюсь и следую программе выздоровления. Я чувствую себя ребенком, который учится ходить, делая маленькие шажки.

Его семья знала, что он меняется

Когда я пришел в ВДА, я хотел рассказать об этом своей семье, но я знал, что, скорее всего, меня не поймут. И я не стал рассказывать. По мере того, как я выздоравливал и переставал играть роль семейного шута и растяпы, моя семья стала замечать перемены. Я не часто виделся с семьей, поскольку жил в другом городе, но они заметили, что я изменился, когда я приезжал на каникулы.

Когда я наконец рассказал им о ВДА, их реакция меня удивила. Одна из сестер начала говорить об алкоголизме нашего отца совершенно по-другому. Другая сестра улыбнулась и сказала, что любит меня. Она поддержала мое желание выздоравливать. Моей маме было непонятно происходящее, но она была счастлива уже оттого, что я не попал в тюрьму и имел стабильную работу. Мой отец, страдавший алкоголизмом, к тому времени уже умер, поэтому мое выздоровление его не коснулось. Но благодаря проработке гнева и молитвам я наконец смог простить его. Он страдал заболеванием под названием алкоголизм, но его поведение по отношению к семье было неправильным.

С начала моего пути в ВДА прошло уже двадцать лет. Моя семья не сильно изменилась за это время, но изменился я сам. До сих пор моя сестра играет роль потерянного ребенка, другая сестра является семейным героем, она постоянно лезет из кожи вон и организовывает званые ужины и встречи всей семьи. Ей уже 60 лет. Несколько лет назад я дал ей почитать книгу о выздоровлении. У меня есть племянники и племянницы, страдающие созависимостью и химическими зависимостями. Но есть и племянник, который прислушивается к тому, что я рассказываю о ВДА.

Я не драматизирую ситуацию относительно моей семьи. Я не считаю, что мои близкие подавлены или потеряны. Я вижу их боль и потери, но понимаю, что не могу исцелить их. Бог позаботится о них. Я помню, что кто-то сказал мне, что можно любить человека таким, какой он есть. Только недавно я понял, что это означает.

Останется ли она, если не будет нуждаться во мне?

Скоро мы должны переехать. Я сравнивал сопротивление переезду со стороны своей семьи и реакцию моей жены на перемены, которые происходили во мне благодаря выздоровлению.

По мере того, как я становился более здоровым, моя жена чувствовала себя под угрозой и беспокоилась, так как не знала, к чему приведут такие изменения. Такова типичная реакция супруга в созависимых отношениях. Я становился более независимым, но моя жена рассматривала это как свидетельство того, что я перестаю быть зависимым, а следовательно, меньше нуждаюсь в ней. Самым сильным ее страхом было то, что я перестану в ней нуждаться. Она не понимала, как можно строить отношения на чем-то помимо нужды. Я тоже этого не понимал. У меня не было такого опыта.

Мы так боялись выздоровления, потому что оба считали, что если кто-то из нас двоих станет сильнее, наши отношения станут слишком тесными для нас. Я был удивлен, когда столкнулся с этим убеждением своей жены, но позднее я понял, что и сам в это верю. Когда мы стали более здоровыми, мы просили консультантов и участников групп поддержки сказать нам, движемся ли мы вперед.

Моя жена тоже стала выздоравливать. Она стала лучше выглядеть, чувствовать себя увереннее, стала более независимой, и тогда пришел мой черед беспокоиться. Я считал, что я должен меняться в ее темпе, иначе она перестанет нуждаться во мне и покинет меня.

Зная, что мы оба боимся перемен и чувствуем себя напряженно, я буду не забывать об этом в процессе выздоровления и относиться к переменам спокойно. Давать детям учиться в школе как можно дольше помогает достичь стабильности. Если наша жизнь остается стабильной в процессе перемен, то процесс движения будет более приятным для всех нас.

Я изменила свои взгляды, чтобы изменить свою жизнь

До моего прихода в программу я находилась на грани выживания. Я чувствовала себя подавленной, бессильной и одинокой. Я больше не хотела и не могла подавлять свои чувства, они нахлынули на меня во всей полноте и переполнили меня. Неделями напролет я плакала, захлебываясь рыданиями, от непрожитой боли, растерянности и ущерба, нанесенного мне в детстве.

Когда я пришла в эту программу, я была готова к переменам. Сейчас я меняю то, что могу изменить. Когда я приняла свои чувства, прошлое и пережитый пост-травматический стресс, мои чувства изменились. Этот период дался мне нелегко. Мне приходилось убеждать себя в том, что мои чувства являются обоснованными.

Мне пришлось признать и принять то, что в детстве я пережила насилие. Однажды, когда я тщательно и глубоко проработала историю своей семьи, я ощутила прилив сил. Мне больше не нужно было тратить свою энергию на проживание старых чувств или подавление воспоминаний о прошлом, и я стала двигаться вперед гораздо быстрее. Только тогда мне удалось переключить свое внимание и силы на познание самой себя.

До сих пор случаются флэшбеки. Ко мне приходят какие-то воспоминания из детства и я заново проживаю их. Иногда воспоминания о прошлом такие реальное и болезненные, что кажется, как будто время повернулось вспять и я опять в прошлом. Я плачу, проживаю и выражаю свой гнев. Чтобы не погрязнуть в бесконечных жалобах и сливах, я рассказываю о причиненном мне ущербе на собрании, а также бью диванные подушки, представляя, что даю отпор своим обидчикам. Таким способом я защищаю себя. Благодаря собраниям я больше не чувствую себя одиноким.

Сейчас благодаря маленьким шагам в моей жизни происходят большие изменения. У меня все та же работа, но я стал получать от нее гораздо больше удовлетворения, потому что полностью реализую в ней свой потенциал. Моя работа не изменилась, но изменился я. То же самое стало происходить и с моими семейными отношениями, которыми раньше я был недоволен. Мы сблизились с моим мужем, наши отношения стали более честными, мы стали больше общаться. Наш брак стал более целостным. Если мы все же решим развестись, это будет настоящий развод, вызванный серьезными разногласиями, а не прекращение отношений двух полуличностей с неопределенными ценностями и отсутствующими границами. Сейчас мой брак волнует меня меньше, чем раньше. Развод нанесет мне травму, от которой будет трудно восстановиться, следовательно, сейчас мне неполезно разрывать отношения. Мне предстоит сначала разобраться с другими более важными проблемами.

Я живу в доме с садом, в котором растут красивые цветы, а также вкусные фрукты и овощи. Я трачу время на то, чтобы позаботиться о себе, о своем комфорте, о своих потребностях. Я забочусь о себе ежедневно. Иногда я хожу в поход. Даже в периоды сильной занятости, когда мне трудно найти время на себя, я нахожу его. Я знаю, что если я не буду этого делать, я нанесу ущерб своему выздоровлению. Заботиться о себе является правильным для меня. Сейчас это единственный возможный для меня способ жить.

Он отстаивал свою правду.

Мне было нелегко менять свою жизнь, но это было совершенно необходимо. Я впервые стал честным с самим собой, только придя в программу. Я учился выстраивать отношения.

Обнаружилось, что мои друзья и родственники чаще всего недовольны, когда я честен с ними. Некоторые из моих друзей отдалились, а другие вообще перестали со мной общаться. Я отпустил этих друзей. Мой лучший друг, прерывая со мной отношения, назвал ВДА двенадцатишаговой сектой. Хотя на тот момент я только начинал выздоравливать, я почувствовал, что им руководило отрицание. Когда я делился с ним открытиями, которые делал в выздоровлении, он не мог воспринять это, так как это разрушало его привычную систему. Он предпочел сохранять привычную стабильность, обесценивая то, чем я делился с ним.

Мне пришлось на некоторое время сократить общение со своими родителями, потому что у меня не получалось быть честным по отношению к себе в их присутствии. Мне необходимо было окружить себя выздоравливающими людьми.

В то же самое время меня тяготили воспоминания о поступках, которые я совершал ранее, и в которых я не мог признаться никому, включая самого себя. Я приходил на собрания и открывал там свои постыдные тайны. Выздоравливающие участники оказывали мне поддержку и выражали восхищение моей честностью. Их принятие было для меня полной неожиданностью.

Мне было очень трудно отказаться от своего старого предсказуемого поведения и начать вести себя по-другому, так как я не представлял себе последствия. Я чувствовал себя маятником, раскачивающимся в разные стороны. Когда я обращаюсь к чему-то новому, я всегда получаю новый опыт, отличающийся в лучшую сторону от того, что было раньше.

Ежедневно я делаю записи в своем дневнике. Когда я делюсь своими чувствами, как правило, я получаю новое видение ситуации. Проработав историю своей семьи я признал, что моё поведение в прошлом приводило меня к болезненным переживаниям.

Я хожу на собрание один или два раза в неделю, чтобы почувствовать себя среди своих, получить поддержку, а также чтобы не выключаться из процесса постепенного изменения своей жизни. Собрания являются безопасным местом, благодаря которому я медленно делаю маленькие шаги, признаю правду и вижу себя в истинном свете.

Перемены, происходящие во мне, иногда не нравятся окружающим

Перемены вызывают во мне чувства беспокойства, покинутости, одиночества. Мне пока так и не удалось найти способ сделать перемены менее неприятными. Я не из тех людей, которым нравятся перемены. С детства я привыкла, что, только выполняя все правила, я чувствую себя в безопасности. Мне нравятся правила. Я люблю все планировать. Это помогает мне чувствовать себя защищенной. Гораздо труднее взрослеть и отслеживать нарушение своих границ другими людьми.

Моя семья, друзья, а также мой молодой человек не сразу смогли принять перемены во мне. Когда я вела себя по-новому, мой парень вскидывал руки к небу и восклицал: «Я не знаю, смогу ли я смириться с этим!». Эти слова содержали скрытую угрозу, что если я буду продолжать выздоравливать, он расстанется со мной. Не только он испытывал подобные чувства. Чем сильнее я менялась, тем больше окружающие меня люди подталкивали меня к старому поведению, так как тогда становилась для них удобной.

Я надеялась, что дисфункциональные люди из моего окружения, постоянно вторгающиеся в мою жизнь, наконец, осознают свое неправильное поведение, изменятся и станут жить по новым правилам. Но этого не произошло. Они продолжали пить, употреблять наркотики, или предаваться другим зависимостям. Я продолжала пытаться контролировать окружающих. Никто из нас не менялся.

Я по-прежнему взаимодействую со многими своими родственниками, которые даже не подозревают о том, что они нездоровы. Наоборот, им кажется, что это я больна, но я уверена, что и они тоже нездоровы. Я научилась взаимодействовать с ними, не вовлекаясь в их психодрамы. Это не означает, что я перестала втягиваться, но как только я чувствую, что действие развивается по нездоровому сценарию, что со временем я научилась делать гораздо быстрее, я выхожу из ситуации, предоставляя остальным делать все, что им заблагорассудится.

Самым трудным было усвоить то, что именно мне предстоит изменить свое поведение. Одним из даров программы является понимание, что реакции и всплески моей семьи и друзей в отношении моего выздоровления не являются личностными выпадами. Эти реакции происходят не из-за меня, а из-за того, что они боятся перемен в жизни. После того, как я это поняла, процесс моего выздоровления стал гораздо более легким.

В выздоровлении я ощущаю страх и проделываю трудный путь, проживая этот страх. Мне помогают Двенадцать Шагов, посещение собраний и общение по телефону.

Мои родители были не чудовищами, а обычными алкоголиками

Я пришла в ВДА, скрывая страшную тайну, состоявшую в том, что я ненавидела своих родителей. Люди должны любить своих родителей. А мой отец был алкоголик, а мать постоянно находилась в гневе. Оба они били меня. Я боялась и ненавидела их.

Заболевание моих родителей сильно повлияло и на меня, и на моих братьев и сестер. Я жила в уверенности, что если бы я была хорошей дочерью и хорошим человеком, мои родители вели бы себя по-другому. Мне принесло огромное облегчение понимание, что мое детское поведение не влияло на поведение родителей и что они сами выбрали, как вести себя.

Мне казалось, что мои родители, а также муж и дети сковывают меня и не дают жить своей жизнью. В программе я узнала, что никто, кроме меня самой не может ограничивать мою свободу, и что причина моей несвободы — страх.

В ВДА мое отрицание стало уменьшаться. Я познакомилась с другими людьми, у которых были пьющие родители. Когда я развенчала многие свои тайны, рассказывая о них на собраниях, детские воспоминания стали меньше управлять моей жизнью. Простое заявление «Мой отец алкоголик» избавило меня от переполняющего меня сильного напряжения, возникающего от попыток держать это в себе. Теперь я знаю, что поступки моих родителей, которыми они причиняли мне боль, совершались не для того, чтобы ранить меня. Поведение моих родителей и их выбор не были связаны со мной. Я наконец пришла к пониманию, что мои родители не были чудовищами, они просто были алкоголиками.

Благодаря методике Двенадцати Шагов и групповой поддержке на собраниях я избавилась от подавляющей части своих страхов. Когда я проливаю свет на свои страхи и рассказываю о них окружающим, они начинают казаться мне не такими страшными и ужасными, как когда я держала их в себе, в потаенных уголках своей души.

Посмотреть в глаза собственным страхам было не просто, но это радикально изменило мою жизнь. Безусловно, я никогда бы не смогла совершить эти изменения самостоятельно, за счет собственных ресурсов. Я благодарна программе и участникам ВДА за то, что они были рядом и помогали мне преодолеть этот путь.

Я хотел знать, виноват ли я в дисфункциональности семьи

Я пришел в программу, потому что чувствовал себя несчастным, покинутым и ничтожным. Хотя мои родители не были алкоголиками, пункты, перечисленные в «Описании проблемы», исчерпывающе описывали мою жизнь, особенно те аспекты, которые касались ответственности и стремления к нездоровым отношениям.

В детстве меня часто оставляли одного, хотя в то время я не рассматривал происходившее как покинутость. Считалось, что я сам должен развлекать себя, заводить друзей, а также изо всех сил стараться угодить окружающим. В детстве у меня почти не было друзей. Меня никто не научил заводить дружеские отношения, а своего опыта у меня не было.

У меня также не было понимания, как устанавливать и поддерживать свои границы. Я уступал другим детям, членам своей семьи и окружающим меня людям, давал им использовать себя. Я старался делать для других как можно больше, ничего не получая взамен.

Благодаря программе мое поведение стало более осознанным. В своих отношениях я так стремился избежать покинутости, что старался все время давать. Я ожидал от своих окружающих ответных усилий. Я всегда ожидал больше, чем они хотели и могли дать мне. Когда я вкладывал много сил в дела своих родственников и друзей, а они не отвечали мне взаимностью, я чувствовал покинутость.

Я задался вопросом, какова моя роль в текущем положении дел. Я сделал вывод, что несу ответственность за то, что выбираю таких людей, которые не способны адекватно ответить на мое внимание, а также за то, что не разбираюсь в людях и приписываю им несуществующие качества.

Эта программа помогла мне лучше разглядеть свои недостатки и изменить собственное поведение. Теперь я отслеживаю, когда слишком много беру на себя и пытаюсь заставить работать вещи, которые работать не могут. Я перестал пытаться «починить» неработающие отношения, перестал инициировать семейные торжества, несмотря на то, что еще какое-то время чувствовал себя виноватым в том, что покидаю свою семью и друзей. Сейчас я учусь по-другому распределять свои ресурсы.

Мне по-прежнему тяжело общаться с некоторыми родственниками, которые заставляют меня угодничать перед ними, как раньше, и выполнять за них то, что они могут, но не хотят сделать сами. Им хочется, чтобы я выполнял за них всю работу, а они «пожинали плоды». Но такие односторонние отношения не идут мне на пользу.

Сейчас я учусь, как лучше заботиться о себе, и такой подход нравится мне гораздо больше. У меня есть чем поделиться с людьми, готовыми принять на себя ответственность за свою половину отношений. Я больше не делаю что-то, что будет приятно окружающим, чтобы заслужить их любовь, оценку или уважение. Если мне случается своими действиями принести радость или помочь другим людям, обычно это происходит, когда я действую во имя себя, своих знаний, любви к себе, принятия себя и самоуважения.

С моих глаз спали шоры. Отрицание ушло. Мне больше не приводят в восторг придуманные вещи, фантазии об отношениях. Сейчас я вижу отношения в реальном свете.

Бесплатный хостинг uCoz